Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Метод Комински

А вот «Метод Комински» только лучше от сезона к сезону. Вчера начала 2 сезон смотреть. Такой момент: Сэнди (преподаватель актерских курсов, которого блистательно играет Майкл Дуглас) проникся к одной своей студентке, которая второй год живет в фургончике, чтобы оплачивать обучение. Приходит к своим студентам и рассказывает им правду жизни: 90% актеров - безработные, и у них, как и у других, скорее всего не получится пробиться и зарабатывать на этом хоть что-то. Студенты слушают, серьезно кивают. Сэнди спрашивает, что они думают на эту тему.
Каждый заявляет, что конкретно его это не касается! Все остальные - да, будут прозябать, но вот я обязательно пробьюсь: «вы посмотрите на это лицо!»

(no subject)

Согласно результатам социологических исследований Центра социологии молодежи ИСПИ РАН, для российской молодёжи характерно противоборство двух пластов -традиционного (советского) и современного (потребительского и прагматичного). И, похоже, современное – побеждает («Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки», №2, 2018).
«Как отмечают большинство молодых людей (таковых 64%), для современной молодёжи характерен «моральный релятивизм», нигилизм, цинизм, эгоцентризм, равнодушие к идеалам. Причина этого, по мнению самой молодёжи, заключается в том, что «многие унаследованные от прошлого социокультурные и духовные ценности приобретают характер анахронизмов, разделять которые означает обречь себя на неуспех».

Так, по данным исследований, 46% молодых респондентов убеждены, что сформировался уже другой нравственный мир, в котором они живут, мир, отличный от того, который был ранее, и многие социокультурные ценности и традиционные моральные нормы уже устарели. Большинство молодёжи (55%) признают, что их жизненный успех в значительной степени зависит от умения поступиться собственными принципами и согласиться с тезисом, что «современный мир жесток, и чтобы добиться успеха в жизни, иногда приходится переступать моральные принципы и нормы».

(no subject)

Мейер делит все мировые культуры по нескольким параметрам (выстраивая их вдоль шкал). Один такой параметр - контекстность. Самая низкоконтекстная страна - США (там говорят очень прямо и без намёков). Самая высококонтекстная страна - Япония.
«Пытаясь прекратить наши склоки, мама учила нас активному слушанию: «Вы объясняете мне так ясно и прямо, как только можете. Затем я повторяю то, что поняла из ваших слов, тоже так ясно и прямо, как только могу». Такая техника помогает быстро обнаружить и устранить недопонимание, таким образом смягчая (если не уничтожая) одну общую причину ненужных бесполезных споров.
Уроки, подобные этим, полученные в детстве, вселили в меня уверенность, что прямо и ясно выражать свои мысли – это и есть хорошая коммуникация. Но, как объяснил Такаки, в высококонтекстной культуре под хорошей коммуникацией понимается совсем иное. В Японии, как и в Индии, Китае и во многих других странах, люди с детства учатся совсем другому стилю общения, базирующемуся на подсознательном понимании скрытых смыслов и на разделяемом обеими сторонами знании.
Пусть, например, вы и ваша коллега по бизнесу по имени Мариам принадлежите к высококонтекстной культуре, «кажем, иранской. Предположим, Мариам приехала к вам в гости на поезде, прибывшем в 10 часов вечера. Если вы спросите Мариам, не хочет ли она что-нибудь поесть перед сном, и она вежливо ответит: «Нет, спасибо», то вы спросите ее еще два раза. И только если она три раза ответит: «Нет, спасибо», вы воспримете ее «нет» как реальный ответ.
Объяснение такого поведения лежит в разделяемых вами обеими предположениях, известных каждому вежливому иранцу. И вы, и Мариам знаете, что хорошо воспитанный человек не будет соглашаться поесть после первого приглашения, независимо от того, насколько он голоден. Поэтому, если вы не спросите ее об этом второй и третий раз, Мариам может пойти спать, страдая от голода, в то время как вы будете сожалеть, что она не попробовала куриный салат, который вы специально приготовили для нее.
В высококонтекстных культурах, типа иранской, не является необходимым – а часто это даже неуместно – говорить об определенных вещах слишком «прямо. Если бы Мариам ответила на ваше первое приглашение поужинать: «Да, пожалуйста, положите мне побольше чего-нибудь, что у вас есть, потому что я умираю от голода», то такой ее ответ был бы воспринят как неэлегантный и, возможно, как довольно грубый. К счастью, разделяемые всеми предположения, известные с детства, делают подобную прямолинейность не нужной. И вы, и Мариам понимаете, что «нет, спасибо», вероятно, означает: «пожалуйста, спросите меня снова, потому что я хочу есть».»

абсолютно согласна

"Для диссоциального расстройства личности, которое всегда есть у маньяков и социопатов, даже если их когнитивные функции сохранны и не диагностировано психическое расстройство, характерно следующее.

Равнодушие к чувствам других, пренебрежение социальными правилами, неспособность испытывать чувство вины, выраженная склонность обвинять окружающих или выставлять себя в выгодном свете.

Вот это - социопаты. Этим они отличаются.

Эгоцентризм, доведенный до патологической крайности, радикальный внешний локус, фокус на себе, огромная векторная Попрошайка с манифестацией в агрессивного Штурмана. Отсюда и собственные страдания, и ненависть к людям. Исправляется только правкой локуса контроля изнутри и больше ничем.

В подавляющем большинстве случаев все, что можно сделать, это не лечить социопатов, а защищаться от них, в меру сил.

Социопату все должны, все перед ним виноваты, весь мир причиняет ему боль и должен быть наказан.

Как обычно лечат такое расстройство?

Фармакологически - седативными нейролептиками, подавляющими избыточную активность мозга. Это не меняет патологическую структуру личности, но блокирует агрессивные выплески. Такое лечение защищает окружающих от социопата и его самого защищает от проявлений его же агрессии и от последствий. К слабым сторонам такой терапии относится то, что социопаты обычно не обращаются за лечением, а если и обращаются вдруг, категорически не согласны подавлять свою "справедливую" агрессию и не хотят быть "овощами".
Психотерапия диссоциального расстройства тоже не продуктивна. Если социопат и соглашается на терапию, то чтобы избежать какого-то наказания за свою агрессию. Например тюремного срока, развода или лишения каких-то благ. На терапии социопаты спорят с терапевтами, придаются воспоминаниям о своем несчастном детстве, рассказывают, как жестоки к ним окружающие, описывают свои страдания. Из чего глупые терапевты часто делают вывод, что причина диссоциального расстройства - плохое отношение родителей.

Обычно все наоборот. Родители социопатов - мягкие люди, уступчивые или просто замученные сложным ребенком, потому что большинство социопатов агрессивны с детства".

Катя Мень про сегодняшнего казанского стрелка

Читает меня не очень много людей. Капля в море против обывательского вала. Но те, кто читает, постарайтесь – даже на фоне ужаса и подсказывающего вам в защитном порядке мозга – отходить от всплывающих из мозжечка стереотипов.

Нет. Компьютерные игры не повышают уровень агрессии. Это доказано. Проведено немало лонгитюдных исследований на эту тему. Со всех сторон, в разных дизайнах. Нет. Никак никакие компьтерные игры на уровень агрессивности не влияет.

Нет. Убийца с иде фикс практически никогда не является подлинно психически больным человеком. Среди жестких преступников людей с реальными психиатрическими заболеваниями – чуть более 2% от всех преступников. 97% с лишним убийц психически здоровы. Это тоже доказано масштабными исследованиями. А вот жертв жестоких преступлений среди психически больных гораздо больше, чем здоровых. Психическое заболевание повышает риск стать жертвой убийцы, а не убийцей.

Еще смешнее звучит «все зло в интернете». Это как сказать «все зло – в телеграфном столбе». Интернет – это средство связи. В нем можно найти как сделать бомбу, можно найти, как сделать мягкую игрушку для больного ребенка, можно найти, как испечь пирожки для хосписа.

Что повышает агрессию. Из того, что тоже доказано в разных исследованиях. Во-первых, агрессивное поведение (или агрессоподобное поведение) может быть ответом на тревожность, сопровождающую стресс. Во-вторых, и это очень важно, несколько исследований указывает на четкую корреляцию агрессии с низкой самооценкой. Например, работа исследователей из Национального университета Кёнгбук в Южной Корее изучала связь между неустойчивой самооценкой и агрессией. В ней рассматривается вопрос, не является ли нестабильность самооценки (т.е. высокая внутрииндивидуальная изменчивость самооценки) дифференциально связанной с различными типами агрессивного поведения. Для исследования бралась выборка из 235 детей предподросткового возраста. Самооценка измерялась четыре раза, четыре дня подряд, проактивное и реактивное агрессивное поведение оценивались в равных номинациях. Для описания стабильных черт и флуктуирующих компонентов состояния самооценки использовалась скрытая модель «черта-состояние-случай». Эмпирические результаты показали, что в самооценке не компонент «черта», а компонент «состояние» имел существенную связь с агрессивным поведением. При контроле над компонентом «черта», компонент «состояние» имел позитивную связь с реактивной агрессией и негативную связь с проактивной агрессией.
Еще одно исследование ученых из Калифорнийского университета в Дейвисе также показало, что низкая самооценка связана с агрессией, антисоциальным поведением и склонностью к совершению правонарушений. Данное исследование исследовало противоречивую связь между глобальной самооценкой и экстернализацией проблем, такой как агрессия, антисоциальное поведение и правонарушения. В трех работах ученые обнаружили явную связь между низкой самооценкой и экстернализацией проблем. Эта связь была отмечена при измерениях самооценки и экстернализации на основе данных самого испытуемого, оценок учителей и родителей, отмечена для участников исследования различных национальностей (США и Новая Зеландия) и возрастных групп (подростки и ученики колледжа). Более того, эта связь была выявлена как поперечно, так и лонгитьюдно, и после контроля над потенциальными смешивающими переменными, такими как наличие/отсутствие поддерживающих родителей, отношение ребенка с родителями, отношения со сверстниками, успеваемость в учебе, социально-экономический статус и уровень интеллекта. К тому же влияние самооценки на агрессию оказалось независящим от нарциссизма, что является важным выводом, с учетом недавних заявлений, что люди с нарциссизмом, не обладающие низкой самооценкой, являются агрессивными.

Это очень важные факторы. В нашей современной школе, находящейся в глубоком кризисе в плане психолого-педагогических компетенций у учителей и администраторов школ, ан масс в учительских паттернах, шаблонах – во-первых, репрессивные реакции, принижающие фразы, оскорбительные фидбэки. Это почти автоматизмы, которые необходимо вытравлять из педагогического лексикона, потому что они – не так безобидны, как кажется. В наших школах дети боятся делать ошибки (ошибка в нашей школе – не способ обучения, а грех, нарушение и причина для оскорблений). В наших школах умеют работать только с заведомо высокомотивированными учениками. Учеников с нормальными когнитивныи данными, но с пониженной мотивацией (в силу разных социальных, в том числе, обстоятельств) не любят и учить не умеют. Для них создают хроническую ситуацию неуспешности. Это последовательная депривация самооценки, которая ведет к психическому резистанту. Вплоть до самого ужасного. Школьный стрелок, представьте себе, может пойти на преступление, чтобы доказать, что он умный. Хроническое унижение и размещение его в страте неудачников вызывает желание проявить себя «высокоинтеллектуально» - ведь спланированное и совершенное преступление в этой извращенной логике доказывает наличие высокого интеллекта, которое отвергалось в условиях текущей учебной жизни. (Заметьте, что ни стрелок, то, как указывают свидетели, в анамнезе у него "он был ОЧЕНЬ ТИХИЙ парень". Громкие не стреляют. Это значит, что человек не был примечен, он жил в жестком дефиците ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО внимания. За ним, в итоге, он идет с ружьем).

Такие преступления – всегда многофакторный риск. Но однозначно то, что всех, кто работает в школах, нужно кардинально переучивать. В области законодательства надо точно усиливать нормы, пресекающие насилие в семье. Необходимо грамотно и планомерно развивать инклюзию. Необходимо развивать в школах принципы демократии. Необходимо особе внимание гуманитарным дисциплинам – литература, история, обществоведение, искусствоведение, иностранные языки. И гуманитаризация точных наук (зачем мы изучаем химию и биологию – чтобы познать ЧЕЛОВЕКА). Точные и естественные науки крайне нужны. Но любая агрессия – это, в первую очередь, катастрофический дефицит soft skills. А эти навыки – продукт гуманитарный. Из мониторингов и контрольно-измерительных стратегий максимально убирать соревновательность и внедрять командность. Не тот лучше, кто выше прыгнул, а тот лучше, кто шустрее подсобил в достижении общей цели. Необходимо развивать многокомпонентное тьюторство в школе (вместо вооруженной охраны). Необходимы уроки коммуникации – бесконечное и профессиональное обучение дипломатии, СЛОВЕСНОМУ выражению гнева, протеста, несогласия, навыкам дискуссии и самоадвокации. Без всего этого школа не будет безопасным местом.

сегодня я наконец почувствовала себя настоящим консультантом )

Как же приятно и вдохновляюще, когда приходит растерянный родитель, который боится всех этих государственных монстров со страшными названиями - ВК, ЦПМПК, МСЭ. И ты ему рассказываешь, руками показываешь), улыбаешься и всякими путями стараешься вселить в него уверенность. И он потихоньку расслабляется, начинает тебе доверять. И непонятно, в какой именно момент появляется это доверие: в тот ли момент, когда ты сказала ему, что не рекомендуешь идти в районный психиатрический диспансер, потому что ты там нарвалась на некомпетентного психиатра. Или в тот момент, когда пообещала прислать список рекомендуемых врачей.. Но родитель явно записал тебя в категорию «свои», почувствовал, что ты за него. И под конец сказал: «спасибо! будем бороться!» 😉
И настрроение твоё улучшилось.

(no subject)

Так мне иногда жалко, что я не могу рассказывать вам истории из своих консультаций.. Нередко мы не только информируем родителей, помогаем им выстроить коррекционный и/или образовательный маршрут, рассказываем, как можно справиться с проблемами ребёнка, но и психологически поддерживаем, выслушиваем, сопереживаем. Сегодня мама полчаса плакала на консультации ☹️

(no subject)

По поводу ошибок, совершенных и беспрестанно припоминаемых. Чаще всего нам так проще: Левински- «та женщина» с платьем в сперме, Божена Рынска.. лучше вообще не вспоминать 😬.
Получается, что мы сводим жизнь многомерного человека к одному эпизоду , он превращается в такую маленькую точку - в одну свою ошибку.
Приведу смешной и стыдный пример из жизни непубличного человека. Его зовут старые знакомые Дональдом, он всегда реагирует на это негативно. Я спросила, почему его так прозвали.
Оказывается, в детстве он однажды шёл по улице, увидел на дороге жвачку, кем-то пожёванную и выброшенную. Поднял, засунул в рот, пожевал и глубокомысленно изрёк: «Мм, Дональд!»
И получается, что каждый раз когда его видят его приятели из детства, они напоминают ему этот его косяк, они как бы говорят ему, что это единственное, что он интересного и замечательного в жизни совершил, единственное, за что его следует помнить.. Это же ужасно обидное представление о человеке.
Можно, конечно, сказать, что я излишне нагнетаю, что не все такие чувствительные, что он может не воспринимать это так драматично. Что он уже давно привык к этим подшучиваниям и воспринимает это как безобидные шутки своих старых приятелей. Может, и так.
Но все равно хочется, чтобы мы почаще задумывались о таких вещах и ставили себя на место других людей. А мне бы каково было, если бы мне все время об этом напоминали?