Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

нейропластичность

Когда незрячий человек учится читать по шрифту Брайля, у него, как и положено, активируется тактильная область, но кроме нее, заметьте, возбуждается одновременно и зрительная кора{268}. Иными словами, нейроны, которые обычно посылают аксоны в тактильную область, обрабатывающую информацию от кончиков пальцев, на этот раз заставляют аксоны уйти с маршрута на тысячи нейронных миль и дорасти до зрительной области. Описан один поразительный случай слепой от рождения женщины, у которой вследствие инсульта пострадала зрительная кора. В результате она потеряла способность читать по Брайлю. Выпуклые буквы казались ей теперь плоскими, нечеткими – но при этом другие тактильные функции остались в норме. В другом исследовании слепых людей учили ассоциировать буквы Брайля с определенным звуковым тоном; нужно было добиться того, чтобы последовательность звуков воспринималась как последовательность букв или слов. И когда такие обученные испытуемые «читали со звуком», то у них возбуждалась та часть зрительной коры, которая активируется при чтении у зрячих. Сходные явления известны и для глухих, использующих жестовый язык. Когда они смотрят на поющего человека, у них активируется та часть слуховой коры, которая в обычном случае возбуждается звуками речи.
Открытие взрослого нейрогенеза стало настоящей революцией; с какой стороны ни посмотреть, нейропластичность – исключительно важная область исследований. Так обычно и бывает, когда эксперты твердят, что чего-то не может быть, а оно оборачивается правдой{284}. Для нас тема привлекательна еще и потому, что в ней заключены наши оптимистические чаяния. Посмотреть хотя бы на заглавия посвященных ей книг: «Пластичность мозга: Потрясающие факты о том, как мысли способны менять структуру и функции нашего мозга», «Тренируй свой ум, измени свой мозг», «Укрощение амигдалы и другие инструменты тренировки мозга», – все они подразумевают некую новую нейрологию, т. е. такую, которая на полную катушку задействует нейропластичность.
Но кое-что все же следует воспринимать с аккуратностью.
а) Вспомним предостережение из прошлых глав: мы не принимаем оценочных суждений, в том числе и относительно нейропластичности. Для слепых и глухих людей перестройка нейронных путей видится прекрасной, волнующей и обнадеживающей. Лондонские таксисты со своим увеличенным гиппокампом – это вообще замечательно. А уж про музыкантов c разросшейся и специализированной слуховой корой нечего и говорить. Но, с другой стороны, при травмах миндалина разрастается, а гиппокамп атрофируется, формируя устойчивое ПТСР – разве это не страшно? А увеличение числа моторных нейронов при тренировке подвижности пальцев? Если речь идет о нейрохирурге, то мы только за, а если о взломщике, то мы, безусловно, против;
б) Нейропластичность определенно не бесконечна. В противном случае любое серьезное повреждение головного или спинного мозга рано или поздно залечивалось бы. И более того, пределы нейропластичности понятны на бытовом уровне. В книгах Малкольма Гладуэлла[148] есть пассажи относительно того, какое необъятное количество практики требуется, чтобы стать настоящим мастером своего дела: 10 000 часов – вот это волшебное число. Но при этом возможен откат назад, потому что даже это количество часов не гарантирует того объема нейропластичности, который превратил бы обычного человека в супербейсболиста или супервиолончелиста.

агрессия снижает стресс

При переживании длительного стресса миндалина обрабатывает эмоциональную информацию быстро, но не точно, мешает работе гиппокампа, нарушает согласие в лобной коре; мы становимся боязливыми, меланхоличными, неадекватно оцениваем риск, действуем автоматически вместо того, чтобы учесть новую информацию. Это удобренная почва для проявлений импульсивной агрессии; стресс или кратковременное введение глюкокортикоидов усиливают подобную агрессию и у грызунов, и у людей. Здесь нужно иметь в виду два аспекта: а) стресс и глюкокортикоиды не генерируют агрессию как таковую, а увеличивают чувствительность к социальным побудителям агрессии; б) этот эффект проявляется ярче у тех, кто предрасположен к агрессии.
Но есть и еще одна причина, в силу которой стресс усиливает агрессию – дело в том, что агрессия сама снижает стресс (и это особенно печально). Если крысу ударить током, то у нее подскакивает кровяное давление и уровень глюкокортикоидов; а если это проделывать многажды, то возникает риск «незаживающего» стресса. Кое-что помогает смягчить шоковый эффект: бегать в колесе, есть, грызть деревяшку от досады. Но самое эффективное средство для амортизации шока – это покусать другую крысу. Феномен смещения агрессии на почве стресса (или отчаяния) наблюдается у многих видов животных. У павианов, например, примерно половина агрессивных действий происходит именно поэтому: самец высокого ранга проигрывает в драке и начинает гонять какого-нибудь юного самца. Тот, в свою очередь, кусает самку, а самка нападает на детеныша. Согласно моим исследованиям, чем чаще у самцов происходит смещение агрессии после поражения, тем ниже у них уровень глюкокортикоидов (понятно, что сравнивались самцы одного ранга).
Люди отточили искусство перенесения агрессии, или вымещения раздражения, на других; вспомните, насколько подскакивает количество случаев избиения жен и детей во время экономического кризиса. Вот результаты исследования о домашнем насилии и футболе. Если местная команда неожиданно проигрывает, то после этого количество случаев мужского насилия в семьях увеличивается на 10 % (и никакого процентного увеличения, если команда выиграла или если проигрыш был прогнозируемым). А если ставки на выигрыш высоки, то картина еще усугубляется: насилие увеличивается на 13 %, если команда проигрывает в матче на выбывание, и на 20 % – если команда уступает в финальной игре.
Итак, мы имеем еще один эндокринный эффект, зависящий от обстоятельств: стресс делает людей эгоистами, но только если ситуация эмоционально насыщенна и касается человека лично.
Обижать более слабого, чтобы почувствовать себя лучше, или думать только о своих нуждах – это не слишком сочетается с умением сопереживать другому. А действительно, ослабляет ли стресс способность к эмпатии? Казалось бы, да – и у людей, и у мышей. Поразительная работа Джеффри Могила из Университета Макгилла, опубликованная в журнале Science в 2006 г., показала зачатки эмпатии у мышей: у зверька снижается болевой порог, когда рядом другая мышка испытывает боль, но такой – сопряженный – эффект наблюдается только в том случае, если другая мышка является знакомой – соседкой по клетке.
Стресс нарушает интеллектуальную деятельность, самоконтроль, регуляцию эмоций, процесс принятия решений, способность к эмпатии и общению. И последнее. Как мы помним из главы 2, лобная кора заставляет нас выбирать трудный путь вместо привычного легкого, если трудный видится более правильным; между тем определение, что правильно, отдается полностью на наше усмотрение. То же самое и со стрессом. Считается, что влияние стресса на принятие решения отрицательно, но это только с точки зрения нейрофизиологии. Так, в моменты стресса врачи скорой помощи могут начать действовать по привычной в обычных условиях схеме (ведь для экстремальных ситуаций у них тоже есть автоматические действия) и потому не успеют спасти пациенту жизнь. Это плохо. Но в момент стресса будет автоматически повторять проверенные стратегии и психопат-военачальник, а потому не сможет «эффективно» провести «зачистку» деревни. И это уже хорошо.

(no subject)

Услышала по радио отрывок из «Заповедника» Довлатова. Про Митрофанова. И подумала: а такое заболевание вообще лечится?
«Митрофанова интересовало все; биология, география, теория поля, чревовещание, филателия, супрематизм, основы дрессировки... Он прочитывал три серьезных книги в день... Триумфально кончил школу, легко поступил на филфак.
Уникальная память и безмерная жажда знаний - в сочетании - творили чудеса. Но тут выявилось поразительное обстоятельство. Этими качествами натура Митрофанова целиком и полностью исчерпывалась. Другими качествами Митрофанов не обладал. Он родился гением чистого познания.
Первая же его курсовая работа осталась незавершенной. Более того, он написал лишь первую фразу. Вернее - начало первой фразы. А именно: «Как нам известно...» На этом гениально задуманная работа была прервана.
Митрофанов вырос фантастическим лентяем, если можно назвать лентяем человека, прочитавшего десять тысяч книг.
Митрофанов не смог заполнить анкету. Даже те ее разделы, где было сказано: «Нужное подчеркнуть». Ему было лень...
Его устроили сторожем в кинотеатр. Ночная работа, хочешь - спи, хочешь - читай, хочешь - думай. Митрофанову вменялась единственная обязанность. После двенадцати нужно было выключить какой-то рубильник. Митрофанов забывал его выключить. Или ленился. Его уволили...
Впоследствии мы с горечью узнали, что Митрофанов не просто лентяй. У него обнаружилось редкое клиническое заболевание - абулия. То есть полная атрофия воли.
Он был явлением растительного мира. Прихотливым и ярким цветком. Не может хризантема сама себя окучивать и поливать...»

То есть понятно, что это какое-то нарушение работы мозга, и современная наука возможно даже знает, какое именно. Но можно ли его хоть как-то исправить?

Сапольски

Префронтальная кора подразделяется на различные области, подобласти и группы, в общем, нейроанатомы без работы гарантированно не останутся. Но две области из них главные. Первая – дорсальная ее часть, в особенности дорсолатеральная префронтальная кора (длПФК), и пусть вас не пугает звучание слов, это не более чем научный жаргон. Дорсолатеральная ПФК – наиглавнейший решатель из всех решателей, у нее самый рациональный, самый сознательный, самый прагматичный и самый бесстрастный из всех голосов ПФК.
Уравновешивает длПФК вторая главная область – вентральная часть префронтальной коры, и в особенности ее вентромедиальная часть (вмПФК). Именно этот участок префронтальной коры знаменитый Наута зачислил в почетные члены лимбической системы из-за множественных с ней взаимосвязей. Вентромедиальная ПФК заведует эмоциональной стороной в принятии решений. Наше самое доброе и самое злое поведение связано с взаимодействием вмПФК с лимбической системой и длПФК.
предложенные пациентами с дефектами вмПФК ситуационные решения крайне утилитарны. В задачах на моральные дилеммы они заметно чаще других выбирают убийство одного, пусть даже своего родственника, для спасения пятерых незнакомцев{78}. Их больше волнует конечный результат поступка, чем лежащие в его основе эмоциональные мотивы, поэтому наказание случайного убийцы, по их мнению, должно быть исполнено, а того, кто хотел убить троих, но не сложилось, поскольку плохо рассчитал, следует отпустить. Ведь в итоге в первом случае убийство совершено, а во втором – нет.
без длПФК – этого всевидящего супер-эго – человек превращается в сверхагрессивную и гиперсексуальную личность. Но и без вмПФК поведение разлаживается. Такой человек может поприветствовать встреченного на улице старого приятеля, которого не видел тысячу лет, словами: «Привет, я смотрю, ты здорово растолстел!»
огласно упрощенному представлению, вмПФК и длПФК постоянно борются за главенство: эмоции против разума. Но если присмотреться к каждой по отдельности, то выясняется, что они не конкурируют, а, напротив, тесно друг с другом сотрудничают. И это сотрудничество требуется для нормального функционирования: как только задача усложняется, например приходится принимать все более сложные экономические решения в обстоятельствах, связанных с несправедливостью, то тут обе области активируются более или менее синхронно, в согласии.

еще цитаты: уберу их под кат.
Collapse )

двойственная роль миндалины в оформлении агрессии и страха

И половое поведение, и агрессия активируют симпатическую нервную систему, а она, в свою очередь, влияет на поведение. Сходные обстоятельства будут восприниматься по-разному на фоне различных сердечных ритмов: когда сердце учащенно колотится или когда оно спокойно, размеренно стучит. Значит ли это, что в зависимости от картины возбуждения автономной системы мы по-разному ощущаем окружающий мир? Нет, не значит. Но все же обратная связь автономной нервной системы влияет на ощущения – она меняет их интенсивность.
сердцу по большому счету все равно, кипите вы от ярости или испытываете оргазм – оно будет биться сходным образом. Вспомните слова Визеля: противоположность любви – не ненависть, а безразличие.
Давайте теперь подытожим все, что узнали о миндалине. Лавируя между сознательной упрощенностью и научной сложностью, мы вывели самое важное – двойственную роль миндалины в оформлении агрессии и страха (некоторых из его сторон по крайней мере). Страх и агрессия могут и не быть тесно взаимоувязаны – испуг необязательно вызывает агрессию, а агрессия не всегда коренится в страхе. Обычно страх увеличивает агрессию у тех, кто склонен проявлять ее. А подчиненные индивиды, которые не имеют возможности выказать свою агрессию без риска, от страха ведут себя прямо противоположным образом.
Разобщенность страха и агрессии можно ясно увидеть в насилии психопатов, которых вряд ли назовешь боязливыми – и физиологически, и на субъективном уровне их чувствительность к боли ниже нормы. И миндалина у них хуже реагирует на обычную стимуляцию страха, да к тому же она меньше по размеру{50}. Так вот, картина психопатического насилия хорошо согласуется с этими фактами. У психопатов оно не спровоцированное, а инструментальное. То есть является лишь средством для достижения определенной цели, исполняется бесстрастно, безжалостно, по-змеиному безучастно.
Это значит, что страх и насилие нельзя накрепко спаривать. Но их связь, как правило, возникает, когда вспыхнувшая агрессия – это ответная реакция на вызов, бешеная, с пеной у рта. Если бы никто не устрашал нейроны миндалины, а вместо этого они бы сидели под своею виноградною лозою и под своею смоковницею, то мир, наверное, был бы более благостным.

теория компенсации Адлера

Заметный вклад в понимание психологической природы индивидуальной социальной активности / пассивности личности с нарушением слуха вносит теория компенсации А. А. Адлера.
А. Адлер выделил три базовых качества личности: чувство общности с группой, стремление к соревновательному превосходству, переживание дефекта. На основании различных сочетаний базовых качеств лица с отклонениями в развитии (в нашем случае – с дефектом слуха) ученый выделил четыре вида компенсации: полную, неполную, сверхкомпенсацию, мнимую. Полная компенсация происходит тогда, когда у личности развито чувство общности; дефект слуха осознается как своя индивидульность; стремление к превосходству выражено в прагматическом виде – стремления к стандартам большинства, стремления преодолеть ограничения через позитивный стиль жизни, не более. Он не стремится к превосходству, его достижение – быть не хуже большинства. Глухой овладевает вербальными средствами коммуникации, чтобы включиться в разнообразную и социально полезную деятельность. Одновременно такой глухой гармонично идентифицирует себя с сурдостатусом, интегрируется в соответствии и адекватно ситуации либо в общество слышащих, либо в субкультуру глухих.
Неполная компенсация происходит чаще всего в случае неразвитого (невоспитанного) чувства общности ни с сурдокультурой, ни со слышащим большинством, а осознание дефекта слуха приобретает характер комплекса
неполноценности; стиль жизни отличается депрессивными тенденциями, коммуникативной тревожностью, напряженностью, неуверенностью в себе, несмотря на то, что при этом глухой человек имеет профессию, обеспечивая самостоятельно свою жизнедеятельность, ведет нормативный образ жизни. Примерно так описывают глухого, неполно скомпенсированного в этой жизни, неслышащие ученые-исследователи В.З. Базоев и В.А. Паленный: «Глухой одинок в толпе, он находится за барьером тишины и наблюдает за окружающим, как сквозь стекло... Со слышащими... меня часто охватывает страх: а вдруг тебя не поймут... Знакомиться с новыми людьми не могу, испытываю комплекс, теряюсь при вопросе: а почему говоришь с акцентом?»
Сверхкомпенсация: этот тип компенсации избирает глухой с развитым чувством общности и выраженным стремлением к превосходству, к высоким планкам, не уступающим планкам успеха слышащего большинства; несмотря на дефект слуха, он желает самореализоваться и находит выход в творческой деятельности. История знает немало неслышащих людей, избравших данный стиль жизни. Это композитор Л. Бетховен, художник Ф. Гойя, скульптор В.И. Мухина, актер А. А. Остужев, ученый К.Э. Циолковский, астроном Дж. Гудрайк, кандидат педагогических наук И. Цукерман, доктор исторических наук М.Диманис, кандидат технических наук Д. Сметанин, кандидат педагогических наук В.З. Базоев и др.
В своем знаменитом свидетельстве К.Э. Циолковский раскрыл психологическое содержание явления сверхкомпенсации: «Глухота была моим погоняем, кнутом, который гнал меня всю жизнь. Она отдаляла меня от людей, от шаблонного счастья, заставила меня сосредоточиться, отдаться навеянным наукой мыслям. Без нее я никогда бы не сделал и не закончил столько работ» [Цит. по: Жизнь глухих. – 1967. – No1. – С.11.].
Мнимая компенсация. Это бегство в болезнь, которое воплощено в двух формах. Первая – особая ипохондрическая реакция типа аноми (смирение перед особо тяжелой болезнью, глубоким дефектом; потеря перспективы; отгороженность или равнодушие). Вторая форма мнимой компенсации –стремление и умение найти социальную выгоду от дефекта. Психологической базой мнимой компенсации является неразвитое чувство общности с миром, эгоизм; острое или сосредоточенное переживание дефекта в сочетании с отсутствием стремления к успеху и/или к превосходству. Примером могут служить взрослые неработающие глухие, живущие на пенсию или в семье, на иждивении родителей, родственников.
Л.С. Выготский считал возможным опереться на теорию компенсации А.А. Адлера при организации компенсирующе направленного коррекционного процесса, поскольку идея компенсации, по его мнению, ценна тем, что «оценивает страдание не само по себе, а его преодоление, не смирение перед дефектом, а бунт против него; не слабость саму по себе, а заключенные в ней импульсы и источники силы».

лытдыбр

Сегодня много чего успели. Дважды Илья позанимался русским: опять составлял текст под карикатурой Бидструпа, вот этой)) посмеялись вместе


потом на учи.ру пару карточек прошел. Если еще учесть, что он перед сном читает несколько комиксов из своего ящика, неплохое развитие речи получается (надеюсь). Очень хочется верить, что он что-то усваивает.

А на мне сегодня сработал принцип, про который рассказывала Ким. Я несколько дней назад загрузила свою дефолт-систему мозга тремя сложными интеллектуальными объектами (Илюхиной программой развития речи, научной статьей для июньского сборника, повестью) и думала, что дефолт-система перегрузится и ничего не выдаст.
Ан нет: сегодня утром проснулась, и через некоторое время хопа - инсайт, как мне переписать статью, что в нее вставить, как структурировать. И сегодня целый день этим занималась: сосредоточенно, без всякого уныния и апатии. Для меня это прямо подвиг)
Еще возможно помогает практика благодарностей. Я стала вечером писать благодарности: себе и всем, кому хочу написать. Очень вдохновляет, реально.
ps забыла: я же еще в 17 жестовым языком с отцом Артемием позанималась! Он, конечно, молодец, не оставляет нас, и по зуму с нами продолжает заниматься

про генетический детерминизм

А что вы думаете про генетическую предопределённость ? Помню, на занятии в вузе преподаватель говорила, что раньше считалось, что 70% в ребёнке от воспитания, а 30- от генетики. А теперь наоборот: 70- от генетики и только 30- от воспитания.
вот сейчас читаю в интервью: «Сейчас в Америке и Великобритании много обсуждается тема «генетического детерминизма»: что характер человека в такой степени определяется генетически, что «манера родительства не имеет значения». И что характер ребенка определят три вещи:
гены;
знаменитое «не воспитывайте детей, воспитывайте себя» — дети неизбежно скопируют родителей);
дети все возьмут из среды: стандарты и приоритеты социальной стаи будут иметь больше значения, чем семья».

(no subject)

ах, да: у меня же радость, обе статьи приняли на конференцию. В понедельник оплачу и - вуаля! Статья будет в web of science. Не знаю, зачем это мне, но наверное, нужно)

(no subject)

На днях на радио Книга включали отрывок из научно-популярной книги про мозг. Там долго рассказывали, как вредно воздействует на детский мозг телевизор.
А я слушала и думала, как устарела эта книжка. Ведь сегодня дети редко смотрят телевизор: гораздо чаще они смотрят ютюб или тикток (а ведь эта платформа появилась буквально год или два назад и стала очень популярна в детской среде, Сёма правда говорит, что её смотрят либо малолетки, либо тупые)))
То есть получается, что научные знания чрезвычайно быстро устаревают. И это пугает. Если даже ученые не успевают за столь быстро меняющейся повесткой дня.
И ещё пугает неохватность современного знания. Иногда смотришь на те исследования, которые совершаются каждый день в определенной области (к примеру в дефектологии), и понимаешь, что ты даже физически неспособен их все даже прочитать, не говоря уже об осознании и переработке.