Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

(no subject)

Как? Как врачи сейчас вообще работают в поликлинике? По 10 минут на человека им даётся - и все промежутки забиты: так много пациентов . 10 минут естественно не хватает, люди накапливаются у кабинетов. Я была на 13.45, пришла вовремя, но меня не приняли , был предыдущий пациент- в 14 приходит следующий врач, предыдущий прием в компьютере закрывается 🙄 Меня перекинули на другого специалиста- хоть так. Но сама ситуация!. У большинства мам, которые стояли у кабинета, бумажные вопросы: справки, направления, бумажки.. Без бумажки ты букашка 😬
Но больше всего убило, что рассказала одна мама: она вызывала врача, у ребёнка обычные горло-нос, а если не вызовешь врача, не дадут справку в школу. Так вот. Врач пришла в 12 ночи, потому что у неё 98 вызовов в день! Девяносто восемь!!! Это вообще что?! Как она живая остаётся после такого рабочего дня.

здорово, конечно, Чехов пишет)

Когда мы возвращались домой, было темно и тихо.

— Хорошее воспитание не в том, что ты не прольешь соуса на скатерть, а в том, что ты не заметишь, если это сделает кто-нибудь другой, — сказал Белокуров и вздохнул. — Да, прекрасная, интеллигентная семья. Отстал я от хороших людей, ах как отстал! А всё дела, дела! Дела!

Он говорил о том, как много приходится работать, когда хочешь стать образцовым сельским хозяином. А я думал: какой это тяжелый и ленивый малый! Он, когда говорил о чем-нибудь серьезно, то с напряжением тянул «э-э-э-э», и работал так же, как говорил, — медленно, всегда опаздывая, пропуская сроки. В его деловитость я плохо верил уже потому, что письма, которые я поручал ему отправлять на почту, он по целым неделям таскал у себя в кармане.

— Тяжелее всего, — бормотал он, идя рядом со мной, — тяжелее всего, что работаешь и ни в ком не встречаешь сочувствия. Никакого сочувствия!"

интересно как это - когда около дома пахнет резедой и олеандром? как пахнет резеда. КАк пахнет олеандр.


вот это просто прелесть-
Белокуров длинно, растягивая «э-э-э-э...», заговорил о болезни века — пессимизме. Говорил он уверенно и таким тоном, как будто я спорил с ним. Сотни верст пустынной, однообразной, выгоревшей степи не могут нагнать такого уныния, как один человек, когда он сидит, говорит и неизвестно, когда он уйдет.

— Дело не в пессимизме и не в оптимизме, — сказал я раздраженно, — а в том, что у девяноста девяти из ста нет ума.

Белокуров принял это на свой счет, обиделся и ушел.

Источник: http://chehov-lit.ru/chehov/text/dom-s-mezoninom.htm

— Не то важно, что Анна умерла от родов, а то, что все эти Анны, Мавры, Пелагеи с раннего утра до потемок гнут спины, болеют от непосильного труда, всю жизнь дрожат за голодных и больных детей, всю жизнь боятся смерти и болезней, всю жизнь лечатся, рано блекнут, рано старятся и умирают в грязи и в вони; их дети, подрастая, начинают ту же музыку, и так проходят сотни лет, и миллиарды людей живут хуже животных — только ради куска хлеба, испытывая постоянный страх. Весь ужас их положения в том, что им некогда о душе подумать, некогда вспомнить о своем образе и подобии; голод, холод, животный страх, масса труда, точно снеговые обвалы, загородили им все пути к духовной деятельности, именно к тому самому, что отличает человека от животного и составляет единственное, ради чего стоит жить. Вы приходите к ним на помощь с больницами и школами, но этим не освобождаете их от пут, а, напротив, еще больше порабощаете, так как, внося в их жизнь новые предрассудки, вы увеличиваете число их потребностей, не говоря уже о том, что за мушки и за книжки они должны платить земству и, значит, сильнее гнуть спину.

— Я спорить с вами не стану, — сказала Лида, опуская газету. — Я уже это слышала. Скажу вам только одно: нельзя сидеть сложа руки. Правда, мы не спасаем человечества и, быть может, во многом ошибаемся, но мы делаем то, что можем, и мы — правы. Самая высокая и святая задача культурного человека — это служить ближним, и мы пытаемся служить, как умеем. Вам не нравится, но ведь на всех не угодишь.

— Освободить от труда! — усмехнулась Лида. — Разве это возможно?

— Да. Возьмите на себя долю их труда. Если бы все мы, городские и деревенские жители, все без исключения, согласились поделить между собою труд, который затрачивается вообще человечеством на удовлетворение физических потребностей, то на каждого из нас, быть может, пришлось бы не более двух-трех часов в день. Представьте, что все мы, богатые и бедные, работаем только три часа в день, а остальное время у нас свободно. Представьте еще, что мы, чтобы еще менее зависеть от своего тела и менее трудиться, изобретаем машины, заменяющие труд, мы стараемся сократить число наших потребностей до минимума. Мы закаляем себя, наших детей, чтобы они не боялись голода, холода и мы не дрожали бы постоянно за их здоровье, как дрожат Анна, Мавра и Пелагея. Представьте, что мы не лечимся, не держим аптек, табачных фабрик, винокуренных заводов, — сколько свободного времени у нас остается в конце концов! Все мы сообща отдаем этот досуг наукам и искусствам. Как иногда мужика миром починяют дорогу, так и все мы сообща, миром, искали бы правды и смысла жизни, и — я уверен в этом — правда была бы открыта очень скоро, человек избавился бы от этого постоянного мучительного, угнетающего, страха смерти, и даже от самой смерти.

— Вы, однако, себе противоречите, — сказала Лида. — Вы говорите — наука, наука, а сами отрицаете грамотность.

— Грамотность, когда человек имеет возможность читать только вывески на кабаках да изредка книжки, которых не понимает, — такая грамотность держится у нас со времен Рюрика, гоголевский Петрушка давно уже читает, между тем деревня, какая была при Рюрике, такая и осталась до сих пор. Не грамотность нужна, а свобода для широкого проявления духовных способностей. Нужны не школы, а университеты.

Источник: http://chehov-lit.ru/chehov/text/dom-s-mezoninom.htm

Звук металла

Вот только недавно я говорила здесь, что никак не могу принять то, что мои дети не хотят слышать. И вот мне как специально показали этот фильм (который я уже давно хотела посмотреть). И я приняла этот выбор, поняла, что может быть такая ситуация, когда человек сознательно отказывается от слышания. Все-таки сторителлинг - мощная штука. Мне рассказали историю, поместили меня внутрь мира этого человека и я прочувствовала его опыт.
И он поменял мое мнение, помог отказаться от своего отрицания и неприятия.
Итак о чем этот фильм?
Collapse )

Дочитала Дуэль нейрохирургов

«Вероятно, самая абсурдная иллюзия – в экзистенциальном смысле Сартра или Камю – это синдром Котара, когда жертвы настаивают и просто клянутся в том, что они умерли. Также известный как «синдром ходячих мертвецов», он обычно поражает пожилых женщин и часто появляется после несчастных случаев: они убеждены в том, что их попытки самоубийства завершились успехом или что они умерли в больнице после автомобильной аварии.
«Жертвы синдрома «Алисы в стране чудес» чувствуют себя уменьшенными или растянутыми.
Тот очевидный факт, что они сидят перед вами и рассказывают об этом, не меняет дела: эти люди могут слышать максиму Декарта Cogito ergo sum и отвечать: «Нет, не так быстро». Некоторые даже чувствуют запах своей гниющей плоти, а кое-кто пытается кремировать себя.
В некоторых случаях их иллюзии достигают самых глубин нигилизма и самоотрицания. Врач Жюль Котар, первым описавший этот синдром, говорил: «Вы предлагаете им назвать свое имя? У них нет имени. Их возраст? У них нет возраста. Где они родились? Они никогда не рождались».
Неврологи расходятся в объяснениях синдрома Котара, хотя большинство считает, что, как и в случае с синдромом Капграса, работа обеих частей мозга оказывается нарушенной одновременно. Одна теория интерпретирует синдром Котара как синдром Капграса, обращенный внутрь: люди не «испытывают эмоциональных реакций по отношению к себе, и это равнодушие убеждает их в том, что они на самом деле умерли, а логика может катиться к черту.
Все эти иллюзии служат отмычками к устройству человеческого разума и показывают, что прочные и, казалось бы, непоколебимые аспекты нашего внутреннего «я» на самом деле довольно призрачны. Синдром пространственного игнорирования стирает половину мира, и человек не замечает этого. Жертвы синдрома Капграса утрачивают способность ощущать близость к людям. Жертвы синдрома «Алисы» ощущают, что их тела потеряли стабильность. А синдром «чужой руки» переворачивает представления о свободе воли, так как жертвы утрачивают ее по отношению к определенной части своего тела.
Наука неврология доказывает, что любой атрибут нашей психики и внутреннего мира – вплоть до ощущения собственной жизни – может исчезнуть при условии, что пострадают особые участки нашего мозга.»

Отрывок из книги
Дуэль нейрохирургов. Как открывали тайны мозга и почему смерть одного короля смогла перевернуть науку
Сэм Кин

(no subject)

«В одном знаменитом эксперименте Гаццанига мельком показал две картинки подростку П. С. с расщепленным мозгом: снежный пейзаж для правого полушария и куриную лапу для левого полушария. Потом Гаццанига показал П. С. ряд предметов и предложил ему выбрать два из них. Левой рукой П. С взял лопату для уборки снега, а правой – резинового цыпленка. До сих пор все шло так, как ожидалось. Потом Гаццанига спросил подростка, почему он выбрал эти предметы. Разумеется, левое полушарие П. С. с его лингвистическими навыками все знало о цыпленке, но оставалось в неведении насчет снежного пейзажа.
Не в силах примириться с тем, что он чего-то не знает, его интерпретатор в левом полушарии придумал свою причину. «Все очень просто, – ответил П. С. – К куриной лапке прилагается курица, а чтобы очистить курятник, нужна лопата». Он был совершенно убежден в своей правоте. Если обойтись без эвфемизмов, можно назвать интерпретатора в левом полушарии конфабулятором на полставки.»

Отрывок из книги
Дуэль нейрохирургов. Как открывали тайны мозга и почему смерть одного короля смогла перевернуть науку
Сэм Кин

дочитала Ялома

Хочу привести цитаты из этой книги
«Пол, твое непомерное прославление чистого жизненного опыта поворачивает в опасном направлении. Я должен вновь напомнить тебе увещевание Сократа о том, что непроанализированная жизнь не стоит того, чтобы ее проживать».
Так держать, Клод! Я укоренился в своих догадках. В точности мое мнение. Полностью разделяю вашу идею побудить Пола исследовать его жизнь. Но Пол категорично возразил в следующем письме: «Выбирая между самой жизнью и ее исследованием, я, несомненно, выберу жизнь. Я избегаю недуга разъяснения и побуждаю Вас к тому же. Гонка за расшифровками — это эпидемия современной мысли, и ее главными носителями являются нынешние врачи: каждый психиатр, которого я когда-либо видел, страдал от этого недуга, который к тому же вызывает привыкание и является заразным. Расшифровки — это иллюзия,
«мираж, конструкт, убаюкивающая колыбельная. У них нет существования. Давайте называть вещи своими именами это защита трусливого человека от экстремального, вывернутого страха ненадежности, безразличия и непостоянства существования как такового». Я прочитывал этот отрывок во второй и в третий раз и чувствовал себя потерявшим равновесие. Я не решался утверждать какую-либо идею из тех, что бродили в моей голове»

Collapse )
«Меня, конечно, потряс этот человек с его ежедневной практикой самоанализа. Каждое утро он погружался в такую глубину своего Я, в которую я не погружался ни разу в жизни. Он стал для меня образцом того, как надо жить. На прошлой неделе я задался таким вопросом: «Для кого он все это писал?» И теперь я понял. Это очевидно, что его размышления — это послание самому себе от его глубинного Я, которое присягнуло принципам праведной жизни. Я уверен, что вы имели в виду именно это. И теперь я хочу быть способным сделать то же. Я им восторгаюсь. Что еще можно добавить? Если ничего другого, то, как минимум, эта книга, эти его размышления позволили мне увидеть, по-настоящему увидеть, как глубоко я облажался. Его размышления помогли мне понять, что вся моя жизнь была неправильной. И я принял решение всё изменить. На этой неделе я поговорю начистоту и с Марией, и с Алисией: я скажу им обеим, что не готов к супружеским отношениям ни с одной из них и что сначала я должен «провести титаническую работу над собой. Я даже подумываю об изменении в своей карьере. Мне не нравится профессия дерматолога, которую, как я вам уже говорил, я выбрал только из-за того, что она гарантировала более спокойную жизнь. Я не хочу принижать свою профессию — я просто хочу сказать, что мне стыдно за свои мотивы при ее выборе.»
«Перед моим следующим пациентом у меня оставалось достаточно времени поразмышлять о Джероде и Эндрю и о необычайной драме, свидетелем которой я был. Уже в который раз я чувствовал собственное несовершенство перед бесконечной сложностью человеческой природы и отчаяние от бесполезности попыток упростить и структурировать методики и разработать руководство, которое бы наперед знало, как и что делать со всеми пациентами.
Передо мной прошли два пациента, каждый из которых погружался в безграничное море человеческой мудрости, но которые воспользовались ею «совершенно по-разному, настолько по-разному, что ни я, ни какой-либо другой ум не мог это предугадать. Я задумался о том, что это бесконечное море мудрости дает мне, приближающемуся к своему восьми десятидвухлетию, полному жизни, азарта, любопытства, но опечаленному потерей стольких людей, что я знал и любил, порой скорбящему о прошедшей юности и отвлекаемому проблемами стареющего тела, с трудом сгибающихся суставов, ухудшающегося зрения и слуха и осознающему наступление сумерек и неизбежного приближения полной темноты. Я открыл томик «Размышлений», просмотрел несколько страниц и нашел цитату, предназначенную для меня: «Проживи этот короткий промежуток времени в гармонии с природой и закончи свое путешествие с чувством удовлетворения, как олива, что падает с ветки, когда она полностью созрела, благословив природу, которая ее породила, и поблагодарив дерево, которое ее взрастило».»

Отрывок из книги
Все мы творения на день и другие истории
Ирвин Дэвид Ялом

(no subject)

я уже очень давно хочу на курсы первой помощи. Потому что вообще не факт, что смогу, если нужно будет: что вся эта теория вспомнится.
Перепощу текст (автор Таня Шмидт):
«Два примера из жизни.

Мужчина слегка за 70 теряет сознание на стройплощадке, во время работы. К нему подбегает такой же, как он, работяга, переворачивает на спину и начинает ритмично давить на грудную клетку, пока не появилась служба спасения. Прошло восемь дней. Мужчина в ясном уме, инфаркт стабилизирован, завтра переводим из реанимации в нормальное отделение.

Женщина слегка за 70 теряет сознание дома, в окружении мужа и взрослых детей. Когда прибывает служба спасения, женщина лежит на полу, семья вокруг взволнованно ждёт. Сердце заводят, но уже через несколько часов появляется неврологическая симптоматика, указывающая на тяжёлое поражение мозга, вызванное кислородным голоданием. Что будет дальше, могу предсказать точно: отёк головного мозга, смерть или недолгое растительное существование с зондами и катетерами.

Что делать, если рядом с вами кто-то теряет сознание, не пишут разве что на туалетной бумаге. Окликнуть, если не откликается - перевернуть на спину и начать ритмичные надавливания на грудную клетку. Абсолютно тупые механические действия, которым можно научить даже обезьяну. Регулярно информация в прессе, по телевидению, проведение массовых акций, бесплатные курсы первой помощи - участвуй и информируйся по самое не хочу. Тем не менее постоянно привозят больных, которые могли бы выжить, но умирают по вышеописанному сценарию исключительно из-за бездействия окружающих.

Что меня ещё бесит в таких ситуациях, это то, что у родственников даже не возникает причинно-следственной связи "он умер, потому что я ничего не делал". Вместо этого появляется "он умер, потому что служба спасения приехала слишком поздно". У нас скорая обычно укладывается в предписанный норматив в 12 минут с момента вызова, но этих 12 минут без доступа кислорода более чем достаточно для возникновения необратимых изменений. И Боже упаси что-то сказать на эту тему. Уже были жалобы по поводу "доктор сказала, что папа умер из-за моего бездействия". Конечно, правда глаза колет, запихнем этот неудобный факт подальше. Даже после таких случаев мыслей закончить курсы первой помощи или хотя бы погуглить, как и когда проводить непрямой массаж сердца - не возникает.

В Германии в таких случаях действует принцип "prüfen, rufen, drücken", то есть "контроль, звонок, массаж". Ты видишь - человек упал. Контроль: громко окликнуть, потрясти за плечо, прислушаться к дыханию. Если не реагирует и не дышит или дышит странно - Звонок: набрать службу спасения и вызвать со словами " без сознания, не дышит/плохо дышит". И третье, не теряя времени - Массаж: положить человека на спину на твердую поверхность, стать рядом на колени, ладони одну на другую на середине грудной клетки, руки вытянуты, ритмично надавливать на глубину около 5 см со скоростью около 100 в минуту. Устанете - меняйтесь. Не прекращать, пока не приедет скорая. Не пугаться, если хрустнет ребро, потому что живой со сломанным ребром лучше, чем мёртвый с целым.

Не нужно пытаться нащупать пульс! Ни на шее, ни тем более на запястье. Это очень распространенная ошибка. Обычно в таких ситуациях человек чувствует биение собственного пульса на кончиках пальцев. Начинайте непрямой массаж сердца, не теряя драгоценного времени. Если потеря сознания обусловлена не тяжёлыми нарушениями сердечного ритма, а чем-то более безобидным, пострадавший быстро придёт в себя, так как надавливания на середину грудной клетки очень болезненны.

Начатый сразу непрямой массаж сердца повышает шанс выживания в 3-4 раза. С каждой минутой без кислорода шанс выживания уменьшается на 10%.

Не бойтесь сделать что-то неправильно. Неправильно может быть только - ничего не делать.

ужасный день

xсегодня какой-то дурацкий день.
Во-первых, я 2 часа пыталась сдать кровь в КДЛ 😒 Была большая очередь (из-за указа Собянина все антипрививочники ринулись сдавать антитела, чего я только не наслушалась, типа «я лучше умру от коронавируса»- сказанула тетка, совсем уже ку-ку).
Кроме того там сломалась система, я поехала в другое отделение КДЛ: народу там было поменьше (потом за мной приехало ещё пол-очереди из прежнего отделения), но система по прежнему была сломана. Мне позволили сдать кровь и оплатить , когда починят (вот до сих пор не звонили, значит не починили).
Приехала домой- лежала час, наверное, отходила от всего этого .
И Сёма заколебал: мы уезжали в Питер, я просила его пропылесосить в их комнате. Он так и не сделал этого, хотя я уже 2 недели об этом его прошу. А он обещает: щас, щас 🤬
ладно бы я просила его о чем-то серьезном, сложном: огород вскопать, я не знаю. Так один раз в месяц пропылесосить пол в маленькой комнате! как же раздражает его такое отношение ((

(no subject)

Мне говорят, что было бы здорово описать истории приходящих к нам на консультацию родителей- вдохновляющие, позитивные. Такие, чтобы другие родители могли прочитать такую книгу и почувствовать, что и у них все может быть хорошо, что из любой ситуации есть выход.
Я согласна. Но проблема в том, что во-первых таких историй довольно мало (с позитивом к нам не приходят, только с проблемами). Во-вторых, решение тех проблем, о которых нам рассказывают , происходит уже потом, за пределами нашей консультации, и я не знаю этого продолжения.
И в-третьих, к сожалению, нередко эти самые проблемы бывают не только со стороны школы, но и со стороны родителей. Понятно, что то напряжение, та стрессовая ситуация, в которой родители пребывают иногда годами, не может их не менять, не деформировать их психику. Иногда им не на ком сорваться, негде почувствовать себя победителем, хочется хоть где-то выиграть, кого-то превзойти. И вот мать грозит нам, говорит, что мы создаём условия только своим детям. Мы оказываемся виноватыми в ее бедах и неудачах. Весь мир идёт на неё войной.. Включая нас - в ее воображении.
Я не могу на неё злиться, я опять и опять думаю о том, как же жизненно необходима психотерапия практически всем нашим родителям.

это борьба с одиночеством

«То, что мы называем талантом, как правило, определяется успехом, а не наоборот. Все, что мы приписываем мастерству, — это ретроспективная атрибуция [приписывание прошлому]. Картина творит актера, а в сотворении картины очень велика роль нелинейной удачи.
Успех фильмов сильно зависит от эпидемиологического фактора. Эпидемиям подвержено не одно кино: они охватывают самый широкий круг продуктов культуры. Нам трудно признать, что мы превозносим произведение искусства не только потому, что оно прекрасно, но и для того, чтобы ощущать свою принадлежность к сообществу. Подражание позволяет нам стать ближе к другим людям, то есть другим подражателям. Это борьба с одиночеством».

Нассим Талеб, из книги «Черный лебедь»