?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: дети

Sep. 14th, 2019

а вечером мы съездили под Истру: сначала в сыроварню Сироты, купили сыра, прогулялись, потом в Новый Иерусалим, погуляли по монастырю перед самым закрытием- хорошо, народу поменьше.

Такой покой там разливался во мне. Так было мне хорошо.
Ещё хотела написать про инклюзию в Южной Африке- очень меня эта тема (инклюзия) интересует, ее часто поднимают в тематических чатах - родителей особых детей и подобных.
Смотрела продолжение курса на курсере, и была разочарована, если честно. Тема была - специализация расписания под нужды детей с различными недостатками - они взяли недостатки зрения, слуха и умственную отсталость. Я надеялась, что наконец-то будет конкретика: что конкретно преподают особым детям в массовой южноафриканской школе, кроме обычных предметов.
Про слабовидящих немного рассказали: говорили о том, что нормотипичные дети усваивают непосредственно из окружающей среды с помощью зрения, а слепым и слабовидящим необходимо преподавать те же знания отдельно- социальные, бытовые и тп.
Правда, привели всего лишь один пример: когда школьник заходит в столовую, зрячий сразу оценивает обстановку и видит, к кому присоединиться, а ребёнок с недостатком зрения таким навыком не обладает, его надо учить этому (правда, непонятно, как слепой будет оценивать обстановку, если он ее не видит, ну ладно).
А про глухих вообще была лажа. Рассказали, что нужно освещение хорошее, чтобы учитель говорил четко, был всегда лицом к ученикам и прочие очевидные вещи. Типа - они считают, что все глухие идеально читают по губам, а все слабослышащие прекрасно воспринимают речь в аппаратах? И у всех у них речь развивается, как у их обычных слышащих ровесников? Есть такие примеры, конечно, но они единичны.
А что любого ребёнка с недостатком слуха (за очень редким исключением) нужно дополнительно учить речи: и говорить, и воспринимать ее, об этом ни слова не сказали!
Я могу предположить, что в ЮАР так прекрасно развита ранняя помощь, что всех глухих в младенчестве имплантируют КИ, а слабослышащим надевают аппараты тоже почти сразу после рождения, в детском саду с ними усиленно занимаются качественные специалисты (хотя они же усиленно подчёркивают, что не нужны специалисты), ну ладно, занимаются кто-то усиленно и качественно, и до начала школы всех детей с недостатком слуха выводят близко к норме по речи.
Но что-то я в этом сомневаюсь. По-моему они просто схалтурили( и по УО я тоже особо не заметила внятных объяснений, как они адаптируют расписание, что именно они преподают детям с различными уровнями умственной отсталости. Только сказали, что нужно преподавать в игровой форме- кидать мячики синие в синюю корзину, чтобы изучить цвет, например.
В общем обидно. Хотелось бы мне почитать или посмотреть материалы о реальном воплощении инклюзии в разных странах. А то я слышу одни декларации пафосные и лозунги в советском стиле .
интересно.
У детей с РАС (аутичный спектр) есть такая особенность: по-английски - «lack of Theory of Mind”- у них отсутствует модель психического состояния других людей. Есть такой тест Sally Anne test, который проходят в 5 лет дети с проблемами в речи и с синдромом Дауна, но не проходят дети с РАС.
Выглядит он так: 2 куклы, Салли и Анна. Салли спрятала свой камушек в корзину и пошла играть. Озорница Анна взяла у неё камушек и положила к себе в коробку. Где будет искать камень Салли, когда вернётся?
80% детей с РАС дают неправильный ответ.
Все-таки аутизм- это очень интересное состояние, действительно совсем по-другому устроен мозг такого человека...
У меня вообще мечта - прочитать за этот год тексты Выготского, Лурии (и хоть что-то там понять). Раньше они были слишком сложны для моего восприятия, но сейчас, надеюсь, я получила некоторую подготовку и смогу что-то усвоить. Еще у меня есть сложные книги Семенович и Скворцова... тоже давно уже лежат.
"Дети старшего и особенно юношеского возраста перестают обобщать объекты на основе непосредственных впечатлений. Основой классификации становятся тогда некоторые очевидные свойства предметов. Каждый предмет включается в определенную категорию. Создаются системы объектов, объединенных в разные категории; развивается иерархическая понятийная схема, выражающая различную «степень общности» объектов. Например, роза — цветок, цветок — растение, растение — часть органического мира. Когда человек переходит к такому способу мышления, он прежде всего сосредоточивается на «категориальных» взаимоотношениях между объектами, а не на конкретных способах, которыми они взаимодействуют в реальных ситуациях.

Легко понять, что психологические закономерности, управляющие таким понятийным мышлением резко отличаются от закономерностей построения обобщений на базе конкретного опыта. Категориальное мышление является не просто отражением личного опыта, оно отражает общественный опыт, выраженный посредством речевой системы. Таким образом, по мере овладения языком, грамотой функционально-образные операции мышления заменяются семантическими и логическими операциями, в которых слова становятся основным средством абстрагирования и обобщения.

Мы полагали, что поскольку отвлеченное мышление является продуктом теоретической деятельности, которой обучают в школе, сложные формы абстракции и обобщения будут обнаружены только у тех испытуемых, которые получили какое-то формальное образование. Однако большинство наших испытуемых получили лишь начальное o6?aзование или совсем не посещали школу, и нас интересовали принципы, которыми они будут руководствоваться при группировании предметов, встречающихся им в повседневной жизни.

Почти все испытуемые внимательно выслушивали инструкции и охотно принимались за работу. Однако обычно вместо попыток подобрать «сходные предметы» они принимались отбирать предметы, «подходящие для определенной цели». Другими словами, они заменяли теоретическую задачу практической. Эта тенденция стала очевидной с самого начала нашей экспериментальной работы, когда испытуемые начали отбирать изолированные предметы и называть их индивидуальные функции. Например, «этот предмет» был необходим, чтобы выполнить одну работу, а «тот» — для другой работы. Они не видели никакой необходимости сравнивать и группировать все предметы и разносить их по особым категориям. Позднее, в результате обсуждений и различных наводящих вопросов, многие из испытуемых преодолели эту тенденцию. Однако даже тогда они были склонны рассматривать задачу, как практическую, группируя предметы согласно их роли в определенной ситуации, вместо того чтобы совершать теоретическую операцию, располагая их по категориям согласно их общему признаку. В результате каждый испытуемый группировал предметы идиосинкразическим путем, в зависимости от той образной ситуации, которую он себе представлял. Конкретные группы, создававшиеся нашими испытуемыми на базе этого «ситуационного» мышления, были очень стабильны. Когда мы пытались предложить испытуемым другой способ классификации предметов, основанный на абстрактных принципах, они обычно отвергали его на том основании, что такой подход не отражает присущие предметам связи и что человек, занимающийся подобной группировкой, просто «глуп». Лишь в редких случаях они признавали возможность применения такого способа классификации, но тогда они действовали очень неохотно, уверенные, что подобная группировка не имеет большого значения. Имеющей важное значение была для них лишь классификация, основанная на практическом опыте.

Следующий пример иллюстрирует тип рассуждений, с которыми нам пришлось встретиться.

Рахмату, неграмотному крестьянину тридцати одного года из отдаленного района, показали рисунок молотка, пилы, полена и топора. «Какие предметы похожи? И что лишнее?» — спросили его. «Они все похожи, — сказал он. — Я думаю, что все они нужны. Смотрите, если Вам нужно разрубить что-нибудь, Вам нужен топор. Так что все они нужны».

Мы попытались объяснить задачу, говоря: «Послушай, вот трое взрослых и один ребенок. Конечно, ребенок не принадлежит к этой группе».

Рахмат отвечал: «Нет, мальчик должен остаться с другими!» «Видишь ли, все трое работают, и если им придется бегать за разными вещами, они никогда не закончат работу, а мальчик может бегать за них. Мальчик научится, и это будет лучше — они смогут вместе хорошо работать».

Затем мы сказали: «Вот у тебя три колеса и клещи. Конечно, клещи и колеса совсем не похожи друг на друга, правда?»

«Нет, все они подходят друг к другу. Я знаю, что клещи не похожи на колеса, но они понадобятся, если надо закрепить что-то в колесе».

«Но ведь то, что в колесе, того пет в клещах, не правда ли?»

«Да, я это знаю, но нужно иметь и колеса, и клещи. Клещами можно работать с железом, а это трудно, знаешь ли».

«Все же, разве неправда, что нельзя употреблять одно и то же слово для колес и для клещей?»

«Конечно, нельзя».

Мы вернулись к первоначальной группе предметов, включающей молоток, пилу, полено и топор.

«Какие из этих предметов можно назвать одним словом?»

«Как это? Если мы назовем все три вещи «топор» — это будет неверно».

«Но один человек выбрал три предмета — молоток, пилу и топор и сказал, что они схожи».

«Пила, молоток и топор все должны работать вместе, но полено тоже должно быть вместе с ними!»

«Как ты думаешь, почему он выбрал эти три вещи, а не полено?»

«Может быть у него много дров, но если он останется без дров, он ничего не сможет делать».

«Правильно, но ведь молоток, пила и топор — орудия».

«Да, но даже если у нас есть орудия, все же нам нужно и дерево. Иначе мы ничего не сможем построить».
http://www.psychology-online.net/articles/doc-619.html
важно: про критику и похвалу
Сказав ребенку: «Ты очень собранный человек», ты заставляешь его подумать: «Это не совсем так…» Но существуют и такие похвалы, которые ребенку легко принять и которые повышают его самооценку. Такая похвала состоит из двух частей. Сначала взрослый описывает то, что ребенок сделал. («Вижу, ты отлично подготовился к завтрашним занятиям. Ты выполнил все домашние задания, заточил карандаши, собрал учебники и даже приготовил себе завтрак».) А потом ребенок, услышав перечисление своих достижений, хвалит себя сам, понимая, что похвала вполне заслуженна. («Я умею вовремя собираться и все планировать заранее».)
Дети не любят похвалы, связанные с оценками. Они сразу же отвергают их. Иногда они даже сознательно начинают вести себя плохо, чтобы доказать, что взрослые ошибались.

Джейн: Да, это так. Описательная похвала – дело более трудное и требующее времени. Но зато какое благотворное действие она оказывает на детей!
Мария: Я понимаю, что вы хотите сказать, но если ребенка постоянно критикуют и никогда не хвалят, то не лучше ли для него будет услышать «Ты хороший мальчик», чем не услышать ничего?
Джейн: Если ребенок голодает, то будет рад даже сухой корочке. Но зачем ограничиваться малым? Мы хотим дать нашим детям эмоциональную поддержку, которая поможет им стать независимыми, творчески мыслящими людьми с активной жизненной позицией. Если с нашей подачи они будут постоянно ждать одобрения со стороны других людей, то чему мы их научим?
Я: Нельзя доверять себе. Всегда нужно чье-то мнение, чтобы понять, правильно ли ты поступаешь.
Мария: Не самый лучший урок, правда?
Джейн: Да, потому что мы хотим, чтобы наши дети доверяли собственному мнению, обладали уверенностью в себе и могли понять, удовлетворены ли они собственными словами и поступками. А потом исправляли ситуацию, опираясь на собственные оценки.

Учителей нужно поощрять за то, что они пытаются понять и удовлетворить потребности своих учеников.
• Родителей нужно поощрять за то, что они каждый день ведут очень сложную работу по воспитанию детей.
• Детей нужно поощрять за то, что они пытаются понять мир вокруг себя и найти свое место в нем.

В моей идеальной вселенной все люди стараются помочь друг другу и отметить достижения друг друга. В такой ситуации каждый человек чувствует себя оцененным по достоинству.
Памятка
ВДОХНОВЛЯЮЩАЯ ПОХВАЛА / КОНСТРУКТИВНЫЕ РЕАКЦИИ ДОМА И В ШКОЛЕ
Ребенок: Я написал стихотворение о поезде. Вам нравится?
Взрослый: Отлично! Ты – настоящий поэт!

Вместо того чтобы оценивать, вы можете:

1. Описать то, что услышали или увидели.
«Тебе удалось передать стук колес поезда. Ты нашел хорошие рифмы…»

2. Описать свои чувства.
«Мне показалось, что я действительно сижу в вагоне поезда, который несется по равнине».
* * *
Взрослый: Посмотри только, сколько ошибок ты сделал! Ты можешь работать лучше!

Вместо того чтобы критиковать, вы можете:

3. Указать на то, что еще нужно сделать.


«Достаточно исправить орфографические ошибки в паре слов, и твое стихотворение можно печатать в журнале!»

Любое одобрение хорошо к месту. Но если вы хотите, чтобы ваши слова нашли отклик в душе ребенка и произвели впечатление, постарайтесь предварить их описанием. Вот несколько примеров.

Ты знал, что я буду беспокоиться, придя с работы и не застав тебя дома, поэтому оставил мне записку с телефоном друга, по которому я могла тебя найти. Такое поведение вполне можно назвать ответственным.

Ты рассказал мне о том, что произошло в школе, хотя знал, что я могу рассердиться. Ценю твою честность.

Какой замечательный коллаж! Ты использовала нитки, клей, пуговицы и туалетную бумагу, а получилось настоящее произведение искусства! Ты – хороший художник!

В каждом случае вы указали причину похвалы. Ребенок понимает, что заставило вас похвалить его, и не чувствует себя обязанным постоянно соответствовать вашим ожиданиям.

еще цитаты

ЧУВСТВА ДЕТЕЙ НУЖНО ПРИЗНАВАТЬ ДОМА И В ШКОЛЕ
Ребенок: Я получил тройку всего лишь из-за нескольких дурацких ошибок!
Взрослый: Не волнуйся. В следующий раз у тебя все получится.
Вместо того чтобы принижать значение чувств ребенка, вы можете:
1. Подтвердить чувства ребенка.
«Похоже, ты сильно расстроен. Очень обидно знать ответ и получить низкую оценку из-за простой описки».
2. Проявить солидарность с чувствами ребенка с помощью звуков или слов.
«О!», «М-м-м», «Да, да», «Понимаю».
3. Предложить ребенку в виде фантазии то, чего вы не можете дать в реальности.
«А здорово было бы иметь волшебный карандаш, который переставал бы писать, когда ты делаешь ошибку!»
4. Принять чувства ребенка даже в том случае, если вы вынуждены призвать его к прекращению неприемлемого поведения.
«Ты все еще расстроен из-за плохой оценки, но не следует пинать парту. Это неправильно. Лучше расскажи мне о том, что тебя тревожит, или можешь все это нарисовать».


Памятка
КАК ДОБИТЬСЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ДОМА И В ШКОЛЕ
Взрослый: Кто насорил на полу?

Вместо того чтобы допрашивать и критиковать, вы можете:

1. Описать проблему.
«Я вижу на полу сырую краску».

2. Дать информацию.
«Легче всего отмыть краску, пока она не засохла».

3. Предложить выбор.
«Ты можешь протереть пол влажной тряпкой или губкой».

4. Показать свое отношение словом или жестом.
«Краска!»

5. Описать свои чувства.
«Мне не нравится, когда пол заляпан краской».

6. Написать записку.
Вниманию всех художников!
Прошу привести пол в исходное состояние перед уходом.
Благодарим вас,
Руководство.
7. Превратить все в игру (использовать другой голос или акцент).
В стиле кантри спойте детям:

Я вижу краску на полу
И грязь в далеком том углу.
Возьмись за тряпку поскорей,
Чтоб чистым дом был для друзей!

Ваш тон ничуть не менее важен, чем ваши слова. Самая правильная реакция может показаться неадекватной, если вы сопроводите свои слова тяжким вздохом, словно говоря: «Ты снова это сделал… Ты неисправим!» Уважение нужно проявлять не только в словах, но и в личном отношении. Ведите себя так, чтобы ребенок понимал: вы уверены в его способностях и правильности суждений. Он должен почувствовать: вы верите в то, что он сможет решить проблему, стоит лишь ему на нее указать.

про наказания: " Наказания нам всем хорошо знакомы. Не знаю, как ты, а я выросла, постоянно слыша: «Если ты еще раз так сделаешь, я тебя накажу» или «Ты получила именно то, что заслужила».
– А как насчет: «Я делаю это только ради твоего собственного блага»? – добавила я.
Джейн понимающе улыбнулась.
– И это тоже, – сказала она. – Вот так взрослые дают детям уроки.
– Верно, – кивнула я. – Но, Джейн, я отлично помню, что чувствовала в детстве, когда слышала подобные замечания. Уверяю тебя, я не усвоила ни одного «урока». Я не думала о том, как стать лучше. Помню, что эти слова злили меня. Я сразу же начинала придумывать планы мести: «Я им всем покажу! Они еще пожалеют! Я обязательно сделаю это снова, только на этот раз им меня не поймать!» А теперь я сама стала взрослой и попыталась преподать Марку урок. Наверняка он отреагировал на мои слова точно так же, как я в детстве.
– А если это так, – подхватила Джейн, – если наказание пробуждает в детях чувства мстительности и враждебности, то почему же мы, родители и учителя, продолжаем так поступать?"

– Но, Кен, – попыталась объяснить я, – если наказание призвано дать урок, то чему же мы учим наших учеников? Когда мы наказываем ребенка вербально – «Я хочу, чтобы ты сто раз написал: «Я не должен врать!» – то он, скорее всего, говорит себе: «Я плохой! Я заслужил, чтобы меня наказали!»
– А когда ребенка наказывают физически, – вмешалась Джейн, – «Розги в кабинете директора отучат тебя от драк!» – он понимает, что взрослым можно бить его, а ему бить других нельзя… пока он сам не станет взрослым!

Доктор Хаим Гинотт пишет:
«Наказание не устраняет недопустимое поведение, просто ребенок становится более осторожным в своем «преступлении». Он лучше заметает следы, его становится труднее застигнуть на месте. Когда ребенка наказывают, он решает быть более осторожным, а не более честным и ответственным».

Доктор Ирвин А. Хайман пишет:
«Телесные наказания учат детей тому, что проблемы можно решить с помощью насилия. Исследования показывают, что те, кто причиняет боль, учат этому тех, кому боль причиняют, и тех, кто становится свидетелями этого процесса. Телесные наказания не учат детей внутреннему контролю, который является неотъемлемым элементом демократии».

Памятка
АЛЬТЕРНАТИВЫ НАКАЗАНИЮ ДОМА И В ШКОЛЕ
Ребенок: Черт побери! Я не могу решить этот пример.
Взрослый: Я много раз говорил тебе, чтобы ты не сквернословил. Теперь ты будешь наказан!

Вместо угрозы наказания вы можете:
1. Указать способ правильного поведения.
«Я понимаю, что ты расстроен. Но было бы лучше, если бы ты сообщил о своих чувствах, не сквернословя».

2. Высказать свое неодобрение (без личных выпадов).
«Такие слова мне не нравятся!»

3. Высказать свои ожидания.
«Надеюсь, ты найдешь другой способ показать мне, насколько ты расстроен».

4. Объяснить, как ребенок может исправить ситуацию.
«Мне бы хотелось, чтобы ты составил список слов, которые можно было бы использовать вместо тех, что ты произнес. Если тебе нужна помощь, возьми словарь».

5. Предложить выбор.
«Ты можешь пользоваться такими словами мысленно, не произнося их вслух, или выбирать такие слова, которые никого не оскорбляют».

6. Показать ребенку последствия его поведения.
«Когда я слышу подобные слова, у меня пропадает всякое желание помогать тебе решать примеры или делать что-нибудь еще».



Шли недели, и я начала еще больше ценить метод совместного решения проблем. Я начала понимать, что долгосрочные преимущества такого подхода гораздо ценнее преимуществ немедленных. Да, конечно, совместное решение проблем заметно облегчает работу в классе и избавляет родителей от целого ряда проблем в доме. Когда мы предлагаем ребенку решить проблему вместе с нами, то сразу посылаем ему целый ряд важных сообщений:
«Я верю в тебя».
«Я верю в твою способность мыслить разумно и творчески».
«Я ценю твой вклад».
«Я не считаю себя «всемогущим взрослым», который может утвердить свою власть над «невежественным ребенком». Я считаю, что мы с тобой – равные партнеры, равные не по знаниям или жизненному опыту, но по человеческому достоинству.
Если мы сможем гарантировать всем детям сейчас и в будущем подобное отношение, нам удастся и успешно решать возникающие проблемы. Обучая детей тому как относиться к проблеме, как разбить ее на ряд решаемых частей и как применить для ее решения собственный интеллект, мы даем им навыки, которые пригодятся им в дальнейшей жизни.
Памятка
РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМ ДОМА И В ШКОЛЕ
1. Выслушайте ребенка, поймите его чувства и потребности.
Взрослый: Похоже, ты очень расстроен тем, что не сдал экзамен по испанскому языку?
Ребенок: Я сдал! Я верно написал двенадцать слов из двадцати! Я целый час готовился к экзамену вчера вечером!

2. Резюмируйте точку зрения ребенка.
Взрослый: Ты явно расстроен. Хоть ты и старался запомнить все эти новые слова, некоторые из них все же от тебя ускользнули.

3. Выскажите свои чувства и потребности.
Взрослый: Меня беспокоит то, что если ты не будешь запоминать новые слова, то станешь отставать все больше и больше.

4. Предложите ребенку провести «мозговой штурм» вместе с вами.
Взрослый: Как ты думаешь, если мы поработаем вместе, то не сможем ли найти новые и более эффективные способы запоминания слов?

5. Запишите все идеи, не оценивая их.
Ребенок: Бросить испанский язык.
Взрослый (записывая): Я это записал. Что еще?
Ребенок: Возможно, я мог бы…

6. Вместе решите, какие идеи вам нравятся, какие – не нравятся и как воплотить принятый план в жизнь.
Взрослый: Как ты относишься к идее написать слова на карточках и каждый вечер перед сном заучивать по четыре новых слова?
Ребенок: Это хорошо. Но вместо карточек я запишу эти слова на магнитофон и буду учить их, пока не выучу.

Aug. 20th, 2019

вот интересно: иногда книги по психологии бывают совершенно бестолковыми и бесполезными, а иногда - с точностью до наоборот. Сказать по правде, от книги "Как говорить с детьми, чтобы они учились" ничего я не ждала, думала: обычная американская ерунда "блаблабла". Но оказалось не так. Оказалось, что написали ее учительницы вдумчивые, любящие своих учеников и на практике умеющие наладить контакт даже с самыми бесперспективными ребятами.

Конечно, они рисуют идеальный мир, где все друг друга уважают, выслушивают и не хотят обидеть и задеть, но их приемы вполне можно взять на вооружение - и в школе, и дома. Хочу их процитировать.
"Если бы взрослые, – сказала она, – больше думали о своих словах, то нам не пришлось бы теперь от многого «отучаться». Это нужно признать. Все мы – продукт собственного прошлого. Мы разговариваем со своими учениками точно так же, как с нами разговаривали родители и учителя. Я знаю это по личному опыту. Даже дома, с собственными детьми, мне очень трудно отказаться от старого сценария. Чтобы перейти от «Это не больно. Это всего лишь маленькая царапина» к «Да, от царапин бывает больно!», мне пришлось много работать над собой".

"– Представь, что ты – подросток, Кен, – сказала она. – И тебя только что приняли в школьную команду – баскетбольную, хоккейную… любую…
– В футбольную, – улыбнулся Кен.
– Хорошо, в футбольную, – кивнула Джейн. – А теперь представь, что ты пришел на первую тренировку, радостный и возбужденный. А тренер отозвал тебя в сторонку и сказал, что тебя уже исключили.
– А потом, – продолжала Джейн, – ты увидел в холле своего классного руководителя и решил рассказать ей о произошедшем. Представь, что я – учительница. Я могу отреагировать на твои слова по-разному. Поставь себя на место ребенка и представь, что он почувствует и подумает после моих слов.Кен усмехнулся, достал ручку и потянулся за салфеткой.
Вот несколько ситуаций, предложенных Джейн.
Отрицание чувств
– Ты расстраиваешься на пустом месте. Мир не перевернется из-за того, что тебя не приняли в команду. Забудь об этом.

Философская реакция
– Жизнь не всегда справедлива, но нужно научиться держать удар.

Совет
– Не стоит зацикливаться на этой неудаче. Попробуй вступить в другую команду.

Вопросы
– Как ты думаешь, почему тебя не приняли? Другие игроки оказались лучше тебя? Что ты собираешься делать дальше?

Защита другой стороны
– Постарайся поставить себя на место тренера. Он хочет создать команду победителей. Ему нелегко решить, кто должен остаться, а кому стоит уйти.

Жалость
– О, бедняжка! Мне тебя так жаль. Ты так старался попасть в команду, но у тебя не вышло. Теперь об этом узнают все. Наверное, ты умираешь от смущения…

Любительский психоанализ
– Ты никогда не думал о том, что на самом деле тебя исключили из команды, потому что у тебя не лежала душа к этой игре? Думаю, что подсознательно ты сам хотел уйти из команды, поэтому все произошло правильно.

Кен умоляюще поднял руки.
– Стоп! – взмолился он. – Достаточно! Я все понял.
Я спросила у Кена, можно ли посмотреть на его записи. Он подвинул ко мне салфетку, и я прочла вслух:

– Не учите меня, что я должен чувствовать.

– Не учите меня, что я должен делать.

– Вам никогда меня не понять.

– Засуньте свои вопросы… сами знаете куда!

– Вы готовы принять чью угодно сторону, но только не мою!

– Я неудачник.

– Больше никогда не буду ничего вам рассказывать!

– Надо же, – удивилась Мария, – я говорю своему сыну Марко практически то же самое, что Джейн сказала Кену. А что же нужно делать в такой ситуации?

– Нужно признать право ребенка на огорчение, – быстро ответила я.
– И как же это сделать? – спросила Мария.
Я не знала, что сказать, и посмотрела на Джейн в поисках поддержки. Она повернулась к Кену и посмотрела ему прямо в глаза.
– Кен, – сказала она, – наверное, это очень тяжело – быть исключенным из команды, когда ты был абсолютно уверен в том, что тебя приняли. Наверное, ты очень огорчен!
– Да, – кивнул Кен. – Это был тяжелый удар. Я очень огорчен. Честно говоря, мне стало легче от того, что кто-то наконец-то понял эту простую вещь!"

Aug. 5th, 2019

интересно, от чего зависит, что именно запоминает человек?
спрашиваю у детей, что именно они помнят о поездке в Грузию-Армению в 2013 году. Сёма много помнит: и как нас не накормили в Тбилиси, и бани с куполами, и красивый мост. А Илья утверждает, что ничего не помнит. А ведь ему уже 8 лет было- взрослый вполне.
Смешной такой Семён на фотках) смотрели на днях у друзей альбомы

вопросы по инклюзии

продолжаю слушать про инклюзию от Кейптаунского университета.
Много говорят о необходимости смены модели восприятия инвалидов с медицинской (когда проблемы ребенка воспринимаются исключительно с медицинской точки зрения, как impairment - недостаток, который надо лечить) на социальную, когда проблемы ребенка воспринимаются, как особенность, с которой ему жить в обществе. И с этой точки зрения все совсем по-другому складывается: в школе необходимо создавать дружелюбную среду, нужно учить обычных учителей. Они все время подчеркивают, что не нужны специализированные учителя для особых детей, необходимо расширение кругозора обычных массовых учителей, чтобы они научились работать с такими детьми.
Но меня не оставляет все время ощущение, что то, о чем они говорят, скорее мечты, чем реальность - в Африке, по крайней мере. Да, в Кейптауне несколько школ работает по инклюзии (и то не всех детей они могут включить, как они сами говорят, только некоторых). А в остальных странах? Сами говорят, что в центральной Африке 30 миллионов детей не получают никакого образования, из них 15 миллионов - с инвалидностью. Затем: как в Камеруне осуществлять инклюзию, если в одном классе сидит до 100 детей?
И еще один вопрос, который меня всегда волнует в плане инклюзии. Отказ от стандартов образования для особых детей - это прекрасно, конечно, создание дружелюбной среды - тоже хорошо. Но кто оценивает качество образования особых детей? Если специалистов никаких нет, массовые учителя видят своей задачей только социализацию особого ребенка. Или качество образования неважно? Главное, чтобы сидел в классе и социализировался?
Помню, мне рассказывали про такого инклюзионного мальчика с синдромом Дауна, который ходит в обычный массовый клссс: у него своя программа, тьютор рядом сидит. Вот только за 1,5 года не научился ни считать, ни писать, ни читать - ничему. В школе 8 вида он бы хоть чему-то научился. Хоть самому минимуму. А тут - просто тусуется, а тьютор деньги получает - довольно немалые.
сходили в пятницу с Ильей в парк Горького: оказалось, там обалденная площадка на 2 гектара, целый веревочный городок, только бесплатный)

Народу только очень много. Некоторые приходят на целый день с ребёнком: дети в воде брызгаются , там же дремлют на скамейке)) Только я порадовалась, что самого разного возраста детишки не ссорятся друг с другом, как к сыну моей подруги привязалась сумасшедшая мамашка. Они там не сошлись с ее ребёнком насчёт прорытых туннелей, так она стала ему угрожать полицией (!!) и проверкой документов. Долбанутая. Но все это выяснилось позже, иначе был бы скандал: подруга у меня - дама конфликтная, за своего ребёнка порвёт любого.

Profile

mashutka_alfi
Все ушли, а я останусь
Человек и его вера

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow