?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: армия

Андеграунд

«Всегда с болью, печалью и радостью мы будем вспоминать нашу страну и будем рассказывать нашим детям, нашим внукам бесконечные сказки с одним и тем же началом… Жила-была одна страна, и столицей в той стране был Белград».


посмотрели этот фильм КУстурицы позавчера (почему, кстати, андеграунд, разве не адекватнее было бы перевести "подполье"?)
Сильный фильм, конечно. Неровный, но очень эмоциональный. Смысл в том, что антифашисты во время войны организовали подпольную фабрику по производству оружия. Война уже давно закончилась, но для тех, кто сидит под землей, она продолжается по-прежнему...

Мне вот интересно: подполье - это метафора Кустурицы в отношении Сербии (война всей Европой забыта уже, а мы все сидим в подполье и делаем оружие, поскольку кругом враги) или нет?

Еще забавно, как показаны словенцы и хорваты. Загреб сначала аплодирует фашистам, а потом горюет миллионными толпами о смерти Тито...А Вот Белград фашистам не аплодирует.

Вот она перед нами - эта немножко сумасшедшая, разгильдяйская, но при этом такая веселая и беспечная Югославия: горнило таких непохожих друг на друга культур и национальностей, печь, которую так легко растопить, умело подкидывая в нее дровишки узколобого национализма и взаимных обид. И вот уже брат пошел войной на брата. «Хорваты убивают сербов, сербы — хорватов», — говорит солдат-ООНовец. Ему всё равно кто кого. Он просто присутствует как равнодушный свидетель, а иногда и охраняет поставщиков оружия, когда ему это выгодно.

И нам вместе с одним из героев Иваном хочется закричать: "Как это - нет Югославии?!!" И заплакать вместе с ним...
ехали мы по Кировской области в Великий Устюг. Места заповедные, дороги плохие. Но красивые.

И тут увидел мой зоркий муж указатель на музей. И повернул в деревню Лодейно. И не прогадал.
Родился в этом доме маршал Иван Конев в семье крестьянина. Дед его кроме крестьянства держал постоялый двор и занимался извозом. В прежние времена тут проходил оживленный тракт из Вятки в Архангельск: все время шли груженые телеги или сани (тогда дорога лучше была видимо, чем сейчас). Еще охотой и рыбалкой дед промышлял. Сейчас рыбалки никакой: леса вырубаются так хищнически, что реки все обмелели, рыбы нет.
Дом крепкий, качественный, сделан на века.
Untitled
Read more...Collapse )
Читаю про то, как большевики добывали деньги для своей партии: ограбления государственных и частных банков, почтовых поездов, касс магзинов, контор, заводов и т.д. В основном с помощью взрывчатки, изготавливаемой в подпольных лаборатриях. При этом гибли случайные прохожие в немалых количествах: большевиков это не особо волновало.
Более того, Красин организовывал контрабанду оружия уголовникам, что приносило партии немалую прибыль. Известноц на Урале банде Лбова было продано оружия на стони тысяч долларов.
При каждом уральском партийном комитете РСДРП существовали 3 дружины: легальная, кула привлекали рабочих и 2 тайнвх. Боевая работа велась второй дружиной, в состав которой входили "десятки"(отряды). Боевики занимались политическими убийствами полицейских, черносотенцев, представителей власти, и грабежами (экспроприациями). К операциям ьоевики готовились очень тщательно. В ходу был и рэкет, когда богачей обкладывали данью под угрозой убийства. Каждый боевик должен был руководить хотя бы одним "эксом"(грабежом), уметь управлять лошадью, знать анатомию человека, хорошо владеть оружием, уметь гримироваться.
Интересно, откуда они брали столько желающих пойти в боевики...
Известный уральский боевик Мячин (Яковлев, Стоянович) в 1905 ктдал бомбы в казаков, в 1906 взрывал солдатские казармы, в 1907 бросал бомбы в помещение полиции, "экспроприировал" оружие и динамит, грабил почтовый поезд (25 т р) и самарских артельщиков (200 т.р.), в 1908 - миасское ограбление (40 т.р.), убийство Уварова, второе миасское ограбление (95 т.р.), при этом было убито 18 человек. После революции Мячин поднялся до должности начальника группы лагерей НКВД.
Дружинники бфли хорошо вооружены: орвжие поступало из Финляндии и Бельгии.
Закавказские боевики (в том числе Камо и Коба - будущий Сталин) совершили с декабря 1905 по июнь 1907 пять вооруженных ограблений казначейства. В ограблении государственного банка в Тифлисе 26 июня 1907 гбыло убито и ранено около 50 человек. интересно, кстати, что номера украденных купюр были сообщены во все заграничные банки, таким образом, бфли арестованы все большевистские эмиссары, пытавшиеся разменять (в том числе будущий нарком здравоохранения Александров, будущий нарком иностранных дел Литвинов).
7 марта 1906 года 20 вооруженных боевиков ограбили Банк купеческого общества взаимного кредита, похитив целых 875 тысяч рублей!! Астрономическая сумма по тем временам.
"Бандитизм стал обычным явлением, словно Россия обратилась в Корсику".
меня удивляет не это. Меня удивляет, как же бандиты, которым были многие большевики, смогли построить крепкое государство на обломках Российской империи?
(по книге Сикорского "Деньги на революцию 1903-1920)
Мамонтов изображает Казаков как совсем негодных. “К оставлению Кубани нас побудило настроение казаков. Донцы были деморализованы и потеряли боеспособность. Кубанцы же были нам явно враждебны, драться с красными не хотели и приказов главнокомандующего генерала Деникина “не выполняли. И донцы и кубанцы заявили, что ехать в Крым они не желают. Собственно, они сами не знали, чего они хотят. Митинговали, под влиянием неудач поддались большевистской пропаганде и посулам.
Казакам было приказано генералом Деникиным отходить на Тамань, откуда их вместе с лошадями и имуществом легко бы перевезли в Керчь. Казаки на Тамань не пошли, а пошли частью в Грузию, а частью в Новороссийск, где дезорганизовали транспорт и заполнили набережные. Там они вдруг захотели ехать в Крым. Грузия же казаков выдала большевикам. Генералу Врангелю удалось “вырвать силой у Грузии несколько тысяч казаков, но громадное большинство попало в плен к красным. Офицеров расстреляли, а казаков послали против поляков. Понятно, ни о какой самостоятельности и помину не было.
Во время походов на дорогах наблюдалась следующая картина: по обочине тянулись без строя, когда гуськом, когда малыми группами, донцы без винтовок и пик. Пики и винтовки лежали тут же, брошенные вдоль дороги. Донцы бросали оружие, чтобы их не посылали в бой.
На одном мосту случился затор. Лошадь донского полковника провалилась ногой и загоро“загородила мост. Донцы объезжали лошадь и шли дальше, а полковник не решался им приказать вытащить лошадь. Командир нашей батареи, капитан Никитин, узнав, в чем дело, был возмущен. Он выхватил шашку и заставил нескольких казаков слезть и вытащить лошадь. Полковник благодарил его со слезами на глазах. Другой же раз, под Ново-Корсунской, многочисленный Кубанский полк, в строю, отказался вступить в бой с переправлявшимися через речку красными и ушел. За спиной каждого казака было по две, а у некоторых по три винтовки — из тех, что бросили донцы.”
Потом он оговаривается, что не все были такие: “В Крыму были и донцы, и кубанцы и хорошо дрались. У нас в орудии были казаки-линейцы, кубанцы, которых пропаганда не коснулась. Линейцев я всегда предпочитал черноморцам, они спокойнее и дельнее.”

Excerpt From: Сергей Иванович Мамонтов. “Походы и кони.” iBooks.
This material may be protected by copyright
Джек Лондон - писатель, смелый золотоискатель, отчаянный бродяга-путешественник, великий плаватель по Южным морям, автор известных на весь мир очерков, романов и рассказов. Мало кто знает о Лондоне - военном корреспонденте Русско-японской войны.

За две недели до объявления военных действий в конце января 1904 года под патронажем концерна Хёрста прибыл Джек Лондон в Йокагаму. Далее были Токио-Кобе-Нагасаки-Модзи-Кокура-Симоносеки. Писатель мыкался по японским городам и весям, пытаясь отплыть в Корею, где стояли два русских военных корабля.
Джек торопился изо всех сил. Слышал, что хотя война еще не объявлена, но в нейтральном порту обложенные превосходящими силами японской эскадры заперты русские суда - крейсер "Варяг" и канонерка "Кореец". Японские военные патрули то и дело проверяли документы, задерживали, запрещали фотографировать, наконец, арестовали, отобрали у него камеру, но через день вернули. Добились того, что он опоздал на пароход в Корею, ему предстояло пересечь Японское море и обогнуть в непогоду Корейский полуостров.
9 февраля, когда Лондон на утлой джонке пробирался вдоль изобилующего непроходимыми рифами всклокоченного побережья Желтого моря к Чемульпо, японский флот в боевом строю внезапно атаковал Порт-Артур.

Лондону помешали стать свидетелем гибели Варяга и Корейца. Джек и сопровождавший его фотограф Данн две недели спустя снимали арену битвы. Он первым из иностранных корреспондентов вопреки запретам ближе всех проник к местам боев. Его профессиональное мужество и решимость отмечали все спецкоры. "Я не боюсь смерти, хотя люблю жизнь, - повторял он, - не боюсь болезни, не боюсь ранений, правда, не переношу боли".

Достигнув Чемульпо 16 февраля, он описал утесы “дикого и грустного побережья”. Роберт Данн писал о Джеке: “Я не узнал его. Он был физически разрушен. Его уши были отморожены; его пальцы были отморожены; его ноги были отморожены. Он сказал, что его не беспокоит его состояние, поскольку он наконец-то попал на фронт”.
Подготовка к путешествию на север, однако, тоже не обошлась без трудностей. Лондон приобрел слепую лошадь, а попытки Данна обменять свои 150 долларов на деньги Чосона приняли комический оборот. Прождав несколько часов своего переводчика, который должен был вернуться с валютой Чосон, его в итоге подвели к “горе монет высотой в три фута высотой и шестьдесят футов в диаметре”. Как описывает это Данн: “Мне потребовалось всего мгновение, чтобы понять, что я был гордым обладателем того, что было похоже на целый городской квартал реальных денег, достаточных, чтобы своим весом потопить корабль”.

Наконец, приобретя всю необходимую оснастку, одежду и лошадей, они отправились в Пхеньян, став единственными иностранными корреспондентами, решившимися совершить этот путь. По пути, им приходилось “сражаться” за место на дороге и места для сна с тысячами японских солдат. Как описывает Маккензи Джека Лондона: “Что бы ни происходило во время нашей поездки на север (а поездка оказалась довольно грубой), его открытое, откровенное лицо никогда не теряло своей улыбки. Ему пришлось научиться верховой езде, и через несколько дней у него появились натертости от седла”.

После девяти дней езды они достигли Пхеньяна и направились дальше на север, но вскоре по приказу японского правительства были остановлены, о чем Лондон написал, “не позволяя нам увидеть войну”. В то время как остальные повернули назад, Лондон попытался продвинуться дальше. “Это одна из многих команд, которую я не намерен выполнять. […] Если бы я подчинялся всем приказам, я бы по сей день был в Токио”. В итоге всех журналистов заставили вернуться в Сеул, отчасти из-за жалоб журналистов, которых все еще удерживали в Токио.
Военные эпизоды и оценки войны даются автором в основном с японской стороны. Лондон обратил внимание на хорошую оснащенность телефонной связью, дисциплинированность и выносливость японских солдат, на предусмотрительность и военную хитрость их командиров, тщательную организацию вооруженных сил: флота - по английскому образцу, армии - по немецкому. "Японцы, - делает заключение Джек Лондон, - сумели использовать все достижения Запада".

Через неделю Лондону и Маккензи было разрешено посетить Ыйчжу (провинция Пхенан-Пукто) вместе с другими корреспондентами, как раз к началу битвы между японской и русской армиями. Маккензи остался, чтобы освещать большую часть войны, в то время как Лондон, устав от японского вмешательства в репортажи о войне, оставил Чосон в июне.
Джек Лондон вернулся в США со своим чосонским поваром и переводчиком, Маненги, который работал у Лондона. Лондон в конечном итоге использовал ​​свои знания о Чосоне и записи Хендрика Амеля о его пребывании в Чосоне в 1650-х годах, чтобы написать рассказ о приключениях, происходящих во времена правления династии Чосон. История стала главой его книги Межзвёздный скиталец (Смирительная рубашка), раннего научно-фантастического романа и первого романа о Чосоне.

Смирительная рубашка - обалденный, кстати, роман, я помню, была потрясена, когда его прочитала. До сих пор помню, о чем он, хотя читала лет 20-25 назад.

Но меня поразило, что в США забыли о Джеке Лондоне! Вот его могила:
я, кстати, сегодня весь день под впечатлением от Аджимушкайских каменоломен в Керчи.
Помните, было такое кино 1986 года с Глаголевой и Абдуловым "Сошедшие с небес"? Очень большое впечатление на меня оно произвело в отрочестве. Сильный сценарий, актерская игра, и очень впечатляющая история, с драматичной неожиданной развязкой.

Оказывается, фильм был снят по книге, написанной как раз по событиям в Аджимушкайских катакомбах. Мне захотелось побывать там, хотя обычно мне очень тяжело такие вещи даются, я даже не поехала в Аушвиц в Польше (Освенцим).

Каменоломни в Керчи — это прежде всего память о гибели Аджимушкайского гарнизона. Почти полгода вел борьбу гарнизон, которые был сформирован из подразделений и частей, прикрывавших отход войск Крымского фронта на Таманский берег в мае 1942 года. Руководил сводным отрядом командир Павел Максимович Ягунов.16 мая 1942 года под землю, в безжизненное пространство спускается 10 000 военнослужащих и 5000 мирного населения.
Отсутствие водоснабжения ставило под угрозу пребывание в каменоломнях. Под землей не было открытых источников, а на поверхности было два колодца, один с пресной водой, а другой с солоноватой. Фашисты постоянно держали под обстрелом колодцы и одно ведро воды стоило нескольких человеческих жизней. Через время, один колодец был разрушен немцами, а другой фашисты забрасывали трупами советских солдат.
Чтоб не умереть от жажды, были созданы специальные отряды из молодых парней с сильными легкими. Они уходили в дальние штольни и через трубочку отсасывали воду из влажных камней, при этом легкие забивались каменной пылью. На некоторых участках и сегодня на потолке образуются капельки воды, а тогда их собирали в каску.
Причем история медсестры Маши из фильма "Сошедшие с небес" - реальная. Действительно были 2 медсестры, которые начали ходить за водой, чтобы принести ее жаждущим раненым. Сначала немецкие пулеметы молчали. Затем фашисты открыли огонь по девушкам...

Вскоре фашисты начали пытаться уничтожить находящихся в каменоломнях людей с помощью отравляющих газов. Из-за газовых атак погибает очень много и мирного населения и солдат. После первой газовой атаки практически все выжившее мирное население эвакуировалось из катакомб. Также гитлеровцы устраивали обвалы с помощью мощных авиабомб, взрываемых в вырытых шурфах.
Самым главным врагом аджимушкайцев был голод. В начале обороны гарнизон располагал небольшими запасами продовольствия, но они быстро иссякли. Вылазки на поверхность практически ничего не приносили и жители каменоломен стали откапывать кости и шкуры ранее убитых животных, из которых варили подобие похлебки. Крысы были большим деликатесом.
Но самое удиительное, что даже в таких нечеловеческих условиях советские солдаты продолжали сопротивляться, осуществлять вылазки и бороться с врагом! Чаще всего они нападают на немцев по ночам: ночью они отлично видят, поскольку в катакомбах практически полная темнота, днем же они могут ослепнуть...
Чем больше читаю про Великую Отечественную, тем больше понимаю, что мы бы так точно не смогли... Тогда были другие люди. Богатыри - не мы.
В 1841 году в Пятигорске на дуэли с поручиком Мартыновым погибает Лермонтов. В том же году, некоторое время спустя после его гибели Корнилов внезапно отправляет в Пятигорск офицера своего корабля. Официальная версия поездки — лечение на минеральных водах. Для чего поехал в Пятигорск офицер, на самом деле неизвестно. Однако можно предположить, что, посылая своего подчиненного в отпуск на лечение, Корнилов поручил ему узнать подробности гибели своего кузена-поэта и поклониться его праху. Офицер, который поехал в Пятигорск, являлся особо доверенным лицом Корнилова и близким к нему человеком. Это был мичман Григорий Железнов. Что докладывал своему начальнику, вернувшись из поездки в Пятигорск, мичман Железнов, неизвестно, однако в точности известно, что с собой он привез купленную на тамошнем базаре саблю. Сабля была очень дорогая, с прекрасным клинком, ручкой из слоновой кости и украшенная золотой насечкой. Тогда же Железнов рассказал и достаточно необычную историю ее приобретения. Прогуливаясь по базару, мичман обратил внимание на горца, который продавал саблю. Офицеру сразу же понравилась сабля, и он ей заинтересовался. К несказанному удивлению и радости покупателя, горец отдавал оружие почти за бесценок. Пока Железнов осматривал саблю, к нему подошли еще несколько старых горцев и стали отговаривать от покупки, мотивируя это тем, что данная сабля проклятая и тот, кто хотя бы раз пойдет с ней в бой, непременно будет или убит, или тяжело ранен. В роду продавца сабли погибли уже все мужчины, и только потому он решился отдать за бесценок столь дорогое и богато украшенное оружие, чтобы избавиться от него, а свой род избавить от старого проклятья. Выслушав историю сабли, Железнов, однако, не внял советам и все же купил саблю. Разумеется, что, прибыв на корабль, он не преминул похвастать своим приобретением и красотой богатого оружия, заодно рассказав и историю его покупки. Однако если низкая цена сабли вызвала у сослуживцев восхищение, то история с родовым проклятьем осуждение и даже порицание. Однако Железнов был, по тем временам, человеком весьма передовых взглядов и над предостережениями своих товарищей только посмеялся.

Шли годы. Корнилов стал уже вице-адмиралом и, будучи начальником штаба Черноморского флота, по существу возглавил весь флот. Железнов получил лейтенантские погоны и стал адъютантом Корнилова. В 1853 году началась Крымская война. В море для поиска и уничтожения турецкого флота вышла эскадра вице-адмирала Нахимова. Флот Осман-паши был обнаружен в Синопской бухте. Российские корабли блокировали ее, готовясь к решающей атаке. Получив известие об обнаружении неприятельского флота у Синопа, Корнилов немедленно поднимает свой флаг на сильнейшем черноморском пароходе-фрегате «Владимир» и устремляется на помощь Нахимову. Вместе с Корниловым вышел в море и его адъютант. Однако «Владимиру» быстро найти нахимовскую эскадру не удалось. На переходе морем 5(17) ноября 1853 года наш пароходо-фрегат обнаружил вооруженный турецкий пароход «Перваз-Бахри». Между двумя кораблями завязалась оживленная перестрелка. Это был первый в мире бой двух паровых судов, а потому никто еще не знал, как следует правильно вести огонь и маневрировать. Несмотря на примерное равенство сил, российские моряки, однако, постепенно теснили турок и, заходя «Перваз-Бахри» в корму, где у того не было пушек, наносили ему существенный урон.

Однако бой явно затягивался, и вице-адмирал Корнилов начал нервничать, так как боялся опоздать к Синопу до начала генерального сражения между двумя флотами. Поэтому он подозвал к себе командира парохода-фрегата капитан-лейтенанта Григория Бутакова и дал ему указание немедленно сходиться с неприятельским пароходом вплотную и брать его на абордаж. Услышав это, лейтенант Железнов бросился к себе в каюту и, прицепив на бок саблю, поднялся на мостик. Адъютант Корнилова явно собирался принять самое активное участие в предстоящей абордажной схватке. Однако все вышло иначе. Едва Железнов поднялся на мостик и стал рядом с вице-адмиралом, как очередное турецкое ядро поразило его, разорвав на части. Бывший подле Корнилов был буквально залит кровью. Почти сразу с «Владимира» раздался ответный залп, который снес на турецком пароходе ходовой мостик вместе с капитаном. После этого турки прекратили сопротивление и подняли белый флаг капитуляции. Пока шел бой с «Перваз-Бахри», Нахимов атаковал и полностью уничтожил турецкий флот в Синопской бухте. Когда Корнилов прибыл к Синопу, там все было уже кончено. На следующий день, в письме своей жене, Корнилов пишет: «Нам они вреда не сделали в отношении к пароходу, но одна сумасшедшая картечь убила наповал нашего достойного Железнова, так что взятие парохода, доставшегося с такого отчаянного бою, не принесло мне никакого удовольствия, а напротив, на всяком шагу напоминает, что флот наш лишился офицера, много, много ему обещавшего, а я помощника и друга, каких встречаем только раз в жизни. И надо же было выбрать его, когда убитых всего он да еще матрос и раненых трое».

По возвращении в Севастополь останки лейтенанта Железнова были погребены на городском кладбище. Могила бывшего корниловского адъютанта сохранилась до сегодняшних дней. Саблю же, снятую с мертвого тела, Корнилов взял на память о своем верном помощнике и соратнике. Среди товарищей и сослуживцев Железнова сразу же вспомнили его давний рассказ о проклятой сабле, которая, в конце концов, погубила и самого Железнова. Неизвестно в точности, знал ли об этом страшном предании Корнилов. Однако, принимая во внимание его долгую совместную службу с Железновым и их достаточно доверительные, близкие отношения, вполне возможно предположить, что легенду о проклятой черкесской сабле он знал. Но это все же не помешало Корнилову оставить ее при себе. Скорее всего, вице-адмирал вовсе не предполагал, что когда-нибудь ему придется, вооружившись этой саблей, идти в бой. Он взял ее просто как память о погибшем сослуживце.

В октябре 1854 года англо-французский флот и армия, взяв в кольцо главную базу Черноморского флота, начали осаду Севастополя. Защиту города возглавил вице-адмирал Корнилов. Делая все от него зависящее, он в считанные дни сумел возвести бастионы, поставить там снятые с кораблей орудия и укомплектовать их расчеты моряками. 5 октября началась первая бомбардировка города и укреплений. С раннего утра Корнилов был в гуще событий, он организовал доставку припасов на передовые позиции и распределял резервы, вдохновлял защитников и отдавал приказы. Отправляясь утром на боевые позиции, вице-адмирал случайно увидел висящую на стене саблю Железнова и недолго думая прицепил ее себе на пояс. Все ожидали возможного штурма города, и сабля в данной ситуации могла оказаться далеко не лишней.

Около 11 часов утра Корнилов прибыл на Малахов курган. Моряки встретили его криками «ура». «Будем кричать "ура", когда собьем английские батареи!» — заметил им вице-адмирал. Осмотрев укрепления и дав указания, где лучше разместить перевязочный пункт, Корнилов решил проверить состояние резервов, укрытых в ближайшей балке. Он было направился к своей лошади, когда ядро, выпущенное из английского орудия, поразило его в бедро и раздробило левую ногу. Это же ядро перебило пополам и висевшую на поясе саблю. Смертельно раненного вице-адмирала подхватил на руки его новый адъютант капитан-лейтенант Александр Жандр. Корнилова быстро перевезли в госпиталь на Корабельной стороне. Однако, несмотря на все старания, вечером того же дня он скончался. Умирая, он произнес: «Скажите всем, как приятно умирать, когда совесть спокойна!»

Перебитую пополам проклятую саблю оставил у себя на память капитан-лейтенант Жандр.
Когда в восьмидесятых годах XIX века в Севастополе создавался музей обороны города, Жандр, ставший к тому времени уже сам адмиралом, передал обе части переломленной сабли в музей. С тех пор она там и находится. Если вам когда-либо доведется побывать в Севастополе, найдите время и посетите музей Черноморского флота.
из книги Шигина В.В. "Севастополь.История.Легенды. Предания"
"16 августа Генеральный штаб Вооруженных Сил Советского Союза опубликовал разъяснение, в котором указывалось, что действительной капитуляции вооруженных сил Японии пока еще нет, что с нами пытаются разыграть фарс; поэтому советские войска на Дальнем Востоке будут продолжать наступательные операции. Действительно, о том, что японское командование намеревалось продолжать сопротивление, говорили такие факты, как контратаки соединений Квантунской армии против наших войск".

Не правда ли, знакомо? Не таким же ли образом действовали и гитлеровцы накануне своей неминуемой катастрофы, до последнего стремясь удержать фронт против советских войск, капитулировав на Западе и выстроив против СССР единый фронт с нашими недавними союзниками. У немцев дело "не выгорело" - Красная Армия была нужна Трумэну для борьбы с Японией. Но теперь сама Япония стояла на пороге катастрофы, нужда в миллионах штыков РККА у западных союзников отпала - почему бы не попробовать сыграть в ту же партию, которая не получилась у Гитлера?
Справедливости ради стоит признать, что Япония, в отличие от Германии, особой русофобией заражена не была. Японцы готовы были на серьёзные уступки - лишь бы сохранить нейтралитет СССР (и Китай за собой, разумеется). Японские фашисты типа Исии Сиро относились одинаково к советским и американским пленным , не рассматривая их как людей. Но я уже писал, что для СССР именно освобождение Китая являлось одной из целей войны.

Итак, война продолжалась. Вновь слово маршалу Мерецкову: "17 августа главнокомандующий Квантунской армией генерал О. Ямада обратился к советскому командованию с предложением остановить сражение и сообщил, что им отдан приказ войскам о немедленном прекращении боевых действий. Я немедленно известил об этом Центр, добавив, что на деле японские войска продолжали оказывать сопротивление. То же происходило и на других фронтах. Поэтому главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке А. М. Василевский потребовал от японцев сложить оружие к 12.00 20 августа и сдаться в плен. При этом указывалось, что, как только японские войска начнут сдавать оружие, советские войска прекратят боевые действия.


Ямада Отодзо - главнокомандующий Квантунской армии

Я подписал директиву о дислокации в масштабе фронта лагерей для пленных. Чтобы ускорить освобождение Северо-Восточного Китая и Кореи, нашим фронтом были высажены воздушные десанты в Гирине и Харбине, а Забайкальским — в Мукдене, Чанчуне и ряде менее крупных городов. Кроме того, были созданы сильные подвижные отряды, которые должны были продвигаться быстрыми темпами, овладеть важными промышленными центрами и не допустить вывоза или уничтожения японцами материальных ценностей...
А война еще шла. 19 августа из Харбина на командный пункт нашего фронта был доставлен начальник штаба Квантунской армии генерал-лейтенант X. Хата с группой генералов и офицеров. Он был принят А. М. Василевским и мною. Перед нами сидел бритоголовый человек с угрюмым взглядом. Ворот его рубашки был расстегнут, как будто ему было трудно дышать. Брови временами непроизвольно дергались. Обрюзгшее лицо выражало усталость. Не о таком исходе событий мечтал он, конечно. Спокойнее держались сопровождавшие его офицеры. По-видимому, они радовались, что на них лежит меньше ответственности. Когда они обращались к советским офицерам, сквозь их зубы слышалось легкое шипение: так изображается у японцев особая степень почтительности при разговоре.
Мы предъявили X. Хата конкретные требования, указали сборные пункты сдачи в плен, маршруты движения к ним и время. Хата согласился со всеми указаниями советского командования. Он объяснил, что приказ штаба Квантунской армии о капитуляции не удалось довести до японских войск своевременно, ввиду того что в первые же дни советского наступления была прервана связь с соединениями и японская армия потеряла сразу же управление. Пришлось оповещать самолетами.

Маршал А. М. Василевский заявил Хата, что японские войска должны сдаваться организованно и вместе со своими офицерами и что в первые дни забота о питании пленных солдат ложится на японских офицеров.
Вы должны, говорил А. М. Василевский, переходить к нам со своими кухнями и запасами продовольствия. Японские генералы пускай являются вместе со своими адъютантами и необходимыми для себя вещами. Нам некогда будет после, да это будет и неудобно, разыскивать их личные вещи, которые могут понадобиться. А я гарантирую хорошее отношение со стороны Красной Армии и к высшим офицерам, и к солдатам.

Небезынтересно отметить, что Хата попросил разрешения до вступления Красной Армии в различные города оставить у японских солдат оружие, поскольку «население там ненадежное». Мы и сами потом убедились, как население Китая и Кореи ненавидело японских оккупантов, власть которых держалась исключительно на штыках. Зато отношение местных жителей к советским воинам было прямо противоположным. И китайцы, и маньчжуры, и корейцы встречали наших воинов с неподдельной радостью и выражали горячее стремление оказать хоть какое-нибудь содействие".

Примечательно, что "когда 25-я армия прорвала японскую оборону западнее Посьета и овладела укрепленным районом между Тумынем и Хуньчунем, она повернула на юг и двинулась в Корею вдоль побережья Японского моря. Как раз в это время советские морские десанты овладели портами Юки, Расин и Сейсин. Как мне доложил командарм Чистяков, к 19 августа железная дорога Сейсин — Хамхынг оказалась неохраняемой. Опережая японские поезда, вдоль дороги, стремительно набирая темпы, мчались подвижные части 25-й армии. Параллельно паши корабли, шедшие в пределах отведенной им 100 — 150-мильной полосы от берега, везли штурмовые отряды в Вонсан (Гензан). 21 августа, с захватом ими Гензана и высадкой парашютистов в Канко, Квантунская армия оказалась отрезанной от метрополии, так как через три дня подвижные части 1-го Дальневосточного фронта ворвались и в Хейдзио (Пхеньян). Тем самым обе железные дороги, ведшие в Центральную Корею, были перерезаны. Комбинированные действия сухопутных частей и флота увенчались полным успехом".

Смотрим на даты. И приходимк выводу: только после того, как Квантунская армия оказалась разрезана на части и окружена, только после этого - 19 августа - встал вопрос о её реальной капитуляции. Не атомные бомбардировки США заставили бойцов Страны Восходящего Солнца закончить, наконец, ставшую бессмысленной Вторую Мировую войну. А мастерство советских полководцев.

Конечно, Япония, продолжая сопротивление Красной Армии и работая на раскол Антигитлеровской коалиции, преследовала куда более прозаические цели, нежели гитлеровская Германия. Никакой тебе "защиты цивилизованного мира от диких орд", ничего личного, голый геополитический интерес - сохранить при капитуляции Китай за собой. А затем, при удобном случае, возобновить попытки экспансии на север, имевшие место в 1938 и 1939 году, уже с опорой на недавних противников - США.

Не вышло. Японию таки поставили перед фактом окончательного и бесповоротного разгрома, заставив навсегда отказаться от империалистических планов. И спасибо за это нужно сказать не в последнюю очередь нашему сегодняшнему свидетелю - Кириллу Афанасьевичу Мерецкову.

К.А. Мерецков, в прошлом - жертва сталинских репрессий.
За свои действия против Квантунской армии удостоился ордена "Победа" -
высшей полководческой награды СССР.

http://mikhael-mark.livejournal.com/352034.html
Прочла интересный материал чешского историка о роли белочехов в гражданской войне. Отрывок: "Царские сокровища, попавшие в Казани в руки чехословакам, представляли собой 61 500 пудов золота в разной форме, а также серебро, драгоценные металлы (платина, иридий, осмий), бриллианты, драгоценные камни и несколько вагонов русcких денег, а также печaтный станок для их изготовления. Этими деньгами чехословаки рассчитывались за товары, и, вероятно, сами их печатали.
В Казани в руки чехословаков попала не только часть русских империальных сокровищ, но, вероятно, и румынские сокровища. Осенью 1916 года Румыния, воевавшая на стороне Антанты и находившаяся под угрозой немецкой оккупации, решила доверить России на хранение золотой запас своего национального банка, королевские и церковные ценности, музейные экспонаты, документы из академии и государственного архива и коллекции частных лиц. Это были два железнодорожных состава стоимостью 38 миллиардов долларов в нынешней валюте. Известно лишь, что румынские сокровища были эвакуированы вместе с русскими, потом их след теряется. В последний раз они были предметом переговоров на высшем уровне между Румынией и Российской Федерацией в 2003 году (без каких-либо результатов).
<...>
01.03.1920 после отъезда во Владивосток последнего поезда с легионерами Лев Прхала передал большевикам золото в 18 вагонах. Его общий вес был оценен в 18000-20000 пудов, то есть примерно в одну треть от первоначального."
Дальше здесь: http://bohemicus.livejournal.com/44450.html
И еще интересно пишет о роли иностранцев в гражданской войне полковник Авенир Ефимов: "Read more...Collapse )
Цитата длинная, но дельная кмк. Что роль иностранцев часто преувеличивается излишне.
Сегодня в музее словно получила иллюстративный материал к вчера прочитанному текстовому))
Увидела Дерябина- основателя ижевского завода, Людвига Нобеля- крупнейшего заводчика, оружейника, экономиста и просветителя, открывшего оружейную и ремесленную Школы. Он говорил: "В тот день, когда не хочешь работать, не должен и есть". Село Ижево при нем впервые стало выглядеть почти как город- с крепкими домами с зелеными железными крышами. После мордобоя казенного периода нобелевское благородное уважение к человеческому достоинству ижевского пролетария творило чудеса. Брат Людвига Альфред изобрел не только динамит и премию, а еще 354 других изобретений.

Кафтаны увидели- наградные особо отличавшимся мастеровым, с цилиндром и тросточкой) иногда по 200 человек было кафтанщиков.

Меня поразило: чтобы произвести берданку, нужны были рабочие 963 специальностей, а для винтовки Мосина- около 2000 деталей и до 4000 рабочих разных специальностей!
Мартеновская мпкчь

Profile

mashutka_alfi
Все ушли, а я останусь
Человек и его вера

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow