Все ушли, а я останусь (mashutka_alfi) wrote,
Все ушли, а я останусь
mashutka_alfi

Category:

Салтыков-Щедрин-3

я тут нашла , почему Салтыков выбрал именно такой псевдоним: оказывается, по фамилии купца-старообрядца.
« Одним из самых запутанных дел, которые Салтыков вёл в Вятке, было дело о раскольниках, приверженцах старообрядческой веры. При его расследовании он побывал в десятках поселений, раскольнических центрах, заезжал в смежные губернии и в общей сложности исколесил семь тысяч вёрст. Архив дела распух до семи толстых томов; одних собственноручных рапортов Салтыкова накопилось 350, некоторые из них занимают десятки листов. он познакомился с 74-летним купцом-старообрядцем Т.И. Щедриным, чью фамилию позднее взял себе в качестве литературного псевдонима. Эта встреча произвела на него неизгладимое впечатление, писатель был поражён его умом и тем, с каким достоинством и самообладанием он держался на допросе».
И вот ещё интересно -причастность второго мужа Натальи Николаевны к браку С-Щ:
В ссылку Михаил Салтыков приехал вполне состоятельным человеком: снял дом, держал слуг, экипаж, одевался по столичной моде. В общем, был завидным женихом для вятских невест. Но его сердце пленила дочь вице-губернатора Лиза Болтина, которой он сделал предложение, когда ей было всего 13 лет. Конечно, родители сказали, что Лиза должна ещё подрасти, и свадьба состоялась в 1855 году, когда М. Салтыков уже получил освобождение от ссылки. Решающую роль в этом сыграл генерал-адъютант П.П. Ланской, приезжавший в Вятку вместе с супругой Натальей Николаевной, в первом браке Пушкиной.
В дальнейшем Салтыков был главным казначеем в Пензенской губернии, вице-губернатором — в Тверской. И, как говорила его жена: «Если бы не Мишелева блажь (под которой она подразумевала литературную деятельность), так он был бы министром». Действительно, репутация его была безупречна. Когда происходила отмена крепостного права, он был приглашён правительством в комитет, созданный для реализации этой реформы, и возглавлял в нём направление сельского хозяйства. А было ему в то время всего лишь 35 лет».

Печальна судьба его внучки, Тамары Гладыревской

Внучка Гладыревской Тамара Серебрякова рассказывает: «моя прабабушка, дочь Салтыкова-Щедрина Елизавета, покинула Петербург еще в 1905 году с мужем-итальянцем. Они уехали во Францию. Все, что от них осталось – вещи, мебель – всё захватил управляющий и никому не отдал, так все и пропало. А бабушка – Тамара Николаевна Гладыревская – работала в какой-то американской компании, она знала три языка – французский, итальянский и английский. Вышла замуж, в 1916 году родила мою маму. Уже потом, в советское время они переехали в Красково, бабушка устроилась на завод «Серп и Молот», работала там переводчиком. А репрессированной она оказалась благодаря своей сотруднице – это была элементарная женская месть. Бабушка была красивой, доброй, образованной, имела мужа и детей – сотрудницы ей завидовали. И отомстили. Им и придумывать ничего не надо было – в молодости бабушка работала с американцами. И ее взяли. Шел 1938-й год… Ее срочно вызвали на работу в воскресенье, она поехала, и больше ее не видели. Сестры искали ее везде, где только они не побывали, чтобы хоть что-то узнать. Так ничего и не узнали. Зато муж одной из сестер, он был летчик-испытатель, герой Советского Союза, после 20 съезда обратился в КГБ и получил все документы. Выяснилось, что в июне 1938 года с нее были сняты все обвинения, после чего в августе 38-го ее расстреляли. А свидетельство о ее смерти мы получили вообще в 1945 году. Ничего из ее вещей не осталось. Оставались лишь словари, она же работала переводчиком. Но во время войны мы с мамой и ее сестрами уехали в Алапаевск, и словари пропали».
а в этом посте вообще написано, что Салтыков-Щедрин тиранил староверов ( и на пару с Мельниковым-Печерском, что интересно!
«Салтыков выехал в Сарапул и допросил Анания Ситникова. Тот упомянул ряд лиц, с которыми имел связи. Были прочитаны и письма, найденные при обыске. Всех адресатов и отправителей этих писем, всех упомянутых в них, а также всех оговоренных Ситниковым при допросе следовало разыскать. Машина дознания заработала... Салтыков сделал вид, что уезжает - чтобы усыпить внимание настороженных сарапульских староверов - и тут же вернулся и нагрянул с ночным обыском по трем адресам. Идя далее по следу, Михаил Евграфович поспешил в Глазов, но указанных Ситниковым скитов там не нашел. Оттуда он едет в Чердынский уезд Пермской губернии. И вот здесь его ждет "блестящий успех"! В пяти верстах от деревни Верх-Луньи Салтыков открыл в лесу тайный скит, основанный "унтер-офицерской дочерью Натальей Леонтьевой Макеевой", она же - "лжеинокиня" Тарсилла. В скиту проживало несколько старух-отшельниц. Правда, саму Тарсиллу взять не удалось. Затем следуют обыски и допросы в Перми - у близких знакомых Торсиллы. Пермского мещанина Малыгина Салтыков на допросе спросил, считает ли тот государя Николая "благочестивейшим" - Малыгин отвечал уклончиво. Салтыков его арестовал и отправил в тюрьму. (Интересно, а сам Салтыков считал императора "благочестивейшим"?) С этого времени будущий писатель-демократ начинает арестовывать староверов "направо и налево", одного за другим. Что называется - входит в чиновничий раж. В феврале 1855 г. он докладывает из Сарапула, что отправил в тюрьму двух раскольников: 70-летнего старика Китаева и старуху Новоселову. В дополнительном рапорте он говорит о необходимости ареста допрошенной им ранее мещанки Смагиной: "Отдача мной Смагиной под надзор полиции вместо заключения ее под стражу произошла собственно от неопытности моей в подобного рода делах, а также и по уважению преклонных лет Смагиной, около 70 лет" (sic). В третьем рапорте он перечисляет всех, кого он посадил в тюрьму: в Сарапуле, Перми, Чердыни, Оханске - всего 16 человек. Салтыков настолько разошелся в арестах, что сам министр внутренних дел Бибиков в письме вятскому губернатору предписывал напомнить Салтыкову, что "вообще он должен действовать с величайшею осторожностью, на точном основании законов". В феврале же, 18 числа, в Петербурге умирает Николай Первый.
В марте Салтыков едет в Нижний Новгород. Здесь ему на помощь приходит чиновник Мельников - впоследствии знаменитый писатель (Мельников-Печерский). Совместными усилиями они производят обыск и допрос купца Трофима Щедрина, 74-х лет от роду».

https://tornado-84.livejournal.com/24947.html
Tags: Книжный клуб, Салтыков, биография, история, люди, писатели
Subscribe

  • Выставка Пименова в новой Третьяковке

    Прекрасная выставка: сходили сегодня с мужем, понравилась нам обоим. И ранние работы в стиле экспрессионизма Смотрите, какой кулак И…

  • психиатр в сурдлцентре

    )) Проконсультировала днём мам и пап , а сейчас сама с ребёнком на консультации психиатра и дефектолога в сурдоцентре. Приятные они обе, адекватные-…

  • (no subject)

    Меня поражает, насколько руководители образовательных организаций иногда не в курсе, что на самом деле происходит вокруг. Помню, когда наша…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments