April 12th, 2021

Арендт и Хайдеггер

Очень интересно, как сейчас в рамках новой этики интерпретируют взаимоотношения Ханны Арендт и философа Хайдеггера (ее преподавателя в университете).

В 1924 году 18-летняя студентка Ханна Арендт училась в Марбургском университете на философском факультете. 35-летний Хайдеггер был одним из ее преподавателей, очень популярным среди студентов и в научных кругах. В то время он работал над своим фундаментальным трудом «Бытие и время», в котором пытался сформулировать наиболее основательное теоретическое объяснение того, как все существует.
Тогда же между ними и случился роман, который длился 4 года. За это время философ повлиял на Арендт и лично, и интеллектуально. Ханна называла его «королем, правящим в царстве мышления». Хайдеггер отвечал взаимностью: «…мы становимся тем, что любим, и при этом остаемся собой. Тогда мы хотим поблагодарить любимого, но нам этого не достаточно. Мы должны благодарить самих себя. Любовь превращает благодарность в верность себе и безусловную веру в другого».

Но самая «мякотка» в том, что таких влюблённых студенток у Мартина была целая куча! И жена - тоже в прошлом его студентка. Удобно чувак устроился: прямо на рабочем месте организовал себе бесперебойный гарем.

Согласно работе Рюдигера Сафрански «Мастер из Германии. Мартин Хайдеггер и его время», анализ переписок Ханны и Мартина говорит о том, что философ требовал от ученицы держать их отношения в тайне.

Уже в 1933 году пути бывшей студентки и преподавателя разойдутся окончательно. В апреле Адольф Гитлер выдвигает Хайдеггера на должность ректора Фрайбургского университета. Мартин отвечает взаимностью, в мае того же года вступает в НСДАП и толкает зажигательную речь о том, как фюрер вернет немецкому народу духовное здоровье. Ханна Арендт в то время уже собирает информацию о нацистском режиме для сионистских организаций, а в августе 1933 года покидает Германию.

В 1969 году к дню рождения Хайдеггера Ханна Арендт напишет эссе «Мартин Хайдеггер в восемьдесят лет», которое часто воспринимают как попытку оправдать его сотрудничества с нацистами. Арендт сравнивает Мартина с античными мыслителями, озабоченными слишком глобальными вопросами, чтобы замечать гнусности политических режимов: «древний философ, который настолько погрузился в созерцание небес, что наткнулся на колодец у своих ног». Там же она утверждала, что личные философские взгляды Хайдеггера не тождественны нацистским.

это борьба с одиночеством

«То, что мы называем талантом, как правило, определяется успехом, а не наоборот. Все, что мы приписываем мастерству, — это ретроспективная атрибуция [приписывание прошлому]. Картина творит актера, а в сотворении картины очень велика роль нелинейной удачи.
Успех фильмов сильно зависит от эпидемиологического фактора. Эпидемиям подвержено не одно кино: они охватывают самый широкий круг продуктов культуры. Нам трудно признать, что мы превозносим произведение искусства не только потому, что оно прекрасно, но и для того, чтобы ощущать свою принадлежность к сообществу. Подражание позволяет нам стать ближе к другим людям, то есть другим подражателям. Это борьба с одиночеством».

Нассим Талеб, из книги «Черный лебедь»