September 5th, 2020

еще киношки

"Полный облом" (Big Nothing 2006). Неплохое кинцо. Мне нравится такая тематика: когда очень нелепые и неловкие люди максимально делают не то, что надо, но все случайно получается так, как надо) Эту тему отлично раскрыли французы в своих комедиях, типа "Растяпа", но у французов все легко и игриво, у них не бывает убийств или повреждений, максимум по башке кому-нибудь горшком зарядят) А у американцев все трэшовее и жестче, но местами не менее смешно)


но гораздо больше понравился греческий фильм "Щепотка перца" (Politiki kouzina 2003). Правда, неожиданно было то, что он начался с кадра огромной обнаженной женской груди)) как-то не ожидаешь в фильме про еду такое зрелище с первых кадров))
Но затем начинается волшебная сказка) Рассказ о кушаниях, о пряностях, о запахах и вкусах. И делает это дедушка главного очень поэтично и философски. Но вместе с тем - тема изгнания греков из Стамбула. Потеря дома, родного гнезда - горечь, которая не изживается до самой смерти.

". Это покрывало печали ложится на прекрасный Стамбул (или все же Константинополь?), как снежная пелена. Этот город – город детских грез, мечты, первой и главной любви, тревожного шепота взрослых, опасных звонков в дверь, неясной угрозы, тайной памяти о чем-то страшном из прошлого, - важное действующее лицо фильма. Этот город, вырезавший армян и изгнавший греков, - стал ли он от этого счастливее? В его воздухе явственно разлита печаль, и, наверное, это не выдумка греческих авторов фильма – ведь и в чудесной книге турка Орхана Памука «Стамбул, город воспоминаний» слово «печаль» встречается чаще всех остальных. И вот в этом пункте тема еды внезапно избавляется от вторичности, становясь горьким символом попытки победить рок. Старые семейные рецепты и фамильные секреты становятся языком изгнанников, объединенных общей судьбой".

Потом два сериала не смогли смотреть, оба британские.
Первый, "Зеленое крыло" (Green Wing 2004). У него рейтинг 8!!! Говорят, что это британский аналог моей любимой "Клиники". Там играет парочка, которая нам нравилась в Эпизодах. Но здесь такое обилие туалетных шуток, что я не выдержала и первой серии. Ну не люблю я шутки про какашки, которые не могут смыть в унитаз. Я не осуждаю тех, кто такое любит, но это точно не я.

Та же примерно проблема с сериалом "Миранда" (Miranda, 2009), у него такой же высокий рейтинг. И такие же туалетные шутки. А ту актрису, которая играет главную роль, я запомнила из сериала "Вызовите акушерку".

А сейчас смотрим фантастический сериал "Загрузка" (Upload 2020). Он чем-то похож на "Черное зеркало", но не такой мрачный и апокалиптичный.

хотя.. если вспомнить, что происходит с человеком, когда его загружают в виртуальный мир.. очень даже мрачно. Есть и социальная критика: к примеру, двухгиговые личности в виртуальном мире, у которых нет средств, чтобы там покупать дополнительные опции.
<img src="https://st.kp.yandex.net/im/kadr/3/4/9/kinopoisk.ru-Upload-3495884.jpg" alt="" width="600" / В общем, вполне можно посмотреть.

инклюзия должна начинаться с песочницы

Преподаватель рассказала: ее знакомая дефектолог сломала ногу и какое-то время ездила в инвалидной коляске. Приехала в Пятерочку: а там пандус с таким углом, что невозможно заехать самостоятельно. Она вызвала сына; он ее закатил в магазин. И сразу повёз к директору. Директор популярно объяснил, что площади в нашем городе столько стоят, что если он на один сантиметр сделает длиннее пандус, его оштрафуют на очень большие суммы.
Студентка рассказала, что в ее подъезде пандус упирается в стену. А дверь (ее никак шире не раскрыть) - рядом с пандусом. И такой промежуток, что никак не развернуться коляске.
Я говорю: «это символ отношения нашего общества к инвалиду».
Но все равно потихоньку меняется отношение. Да, сейчас из песочницы забирают детей, когда туда приходит играть девочка с синдромом Дауна. Но медленно-медленно будет эта ситуация меняться, и все привыкнут, что рядом с ними живут люди с особенностями развития, и что они точно такие же люди.

вот у кого надо учиться писать

у Золя! Он же просто рисует словами.
"Пробило десять часов. Мюффа вдруг подумал, что ему очень легко убедиться, у себя ли в уборной Нана. Он поднялся по трем ступенькам, прошел маленькие сени, выкрашенные в желтую краску, и проник во двор через дверь, закрывавшуюся просто на задвижку. В этот час узкий, сырой, как дно
колодца, двор с его черными ходами, водоемом, кухонной плитой и растениями, которыми загромождала его привратница, был окутан черными испарениями. Но обе стены, изрезанные окнами, были ярко освещены: внизу -склад бутафории и пожарный пост, налево - администрация, направо и вверху
- актерские уборные. Казалось, вдоль этого колодца, в темноте, зияли открытые пасти огромных печей. Граф тотчас же увидел во втором этаже освещенные окна уборной; он облегченно вздохнул и, счастливый, подняв голову, стоял, забывшись, в липкой грязи и приторной вони задворок старого
парижского дома. Из помятой водосточной трубы падали крупные капли. Проскользнувший из окна г-жи Брон луч освещал желтым светом кусочек мшистого каменного пола, низ стены, источенной водой из раковины, угол помойной ямы, загроможденной старыми ведрами и разбитыми горшками; там же
валялся котелок с углем. Послышался скрип оконной задвижки, и граф скрылся.
Нана, разумеется, скоро должна спуститься. Граф вернулся к читальному залу; в навевающем сон зеленоватом полумраке старичок по-прежнему сидел неподвижно у огромного стола, уткнувшись в газету. Граф снова стал ходить. Он продолжал прогулку, дошел до конца большой галереи, прошел галереей
"Варьете" до галереи Фейдо, пустынной и холодной, тонувшей во мраке; он возвращался, проходил мимо театра, поворачивал за угол галереи Сен-Марка, доходил до Монмартрской галереи; в бакалейной лавке его заинтересовала машинка для пилки сахара. Но после третьего круга от страха, что Нана прошмыгнет за его спиной, граф потерял всякое чувство самоуважения: вместе с белокурым господином он стал у самого театра; оба искоса и недоверчиво посмотрели друг на друга, боясь возможного соперничества. Механики, выходившие в антракте покурить, толкали их, но ни тот, ни другой не смели жаловаться. Три растрепанные девицы высокого роста в грязных платьях появились на пороге, грызя яблоки и выплевывая кожуру, а мужчины стояли, опустив голову под наглыми взглядами этих негодяек, обливавших их бранными словами и находивших очень забавным задирать их и толкать".
И так вся повесть! это тебе не роскошные дворцы и бесподобные монументы.