February 11th, 2016

Толстой русофоб?

Прочитала Хаджи Мурат. Очень талантливо- прямо как прежний Толстой, почти без дидактики и злобы.
Но что удивило: чеченцы у Толстого всегда герои, всегда молодцы и добряки, искренне верующие и любящие, он ими откровенно любуется. А русские прям исчадия ада - и лицемеры, и воры, и обманщики, и вообще конкретные уроды, убивающие мальчиков в спину штыком.
Вот зачем так писать было? Это ж неправда. Чеченцы - те еще святоши.
Я сразу вспомнила журнал Итоги времен Пархоменко. Как там прославлялись чеченцы в разных ипостасях.
Хочу еще Семейное счастье прочитать. Хотя оно большое, как я поняла. Зато посимпатичнее Крейцеровой ;)

Илья рекомендует не пить и не курить :)))

Забавно, как Илюхе промывают мозги в школе :))
Сейчас смотрим железнодорожное путешествие из Бордо в Бильбао (смешной англичанин в розовом пиджаке разъезжает по всему миру - хорошо устроился :)
Илья смотрит на виноградники возле Бордо и спрашивает, вино ли это. Я говорю, что да. Он показывает большой палец вниз и говорит: "Фу!!" :)
А еще всякий раз, когда он видит человека с сигаретой, он кричит ему: "Не курить!" раздражая этим нашу соседку, которая постоянно курит между этажами )))

Хигути Итиё

Прочитала японскую повесть.. Такая небольшая, столько в ней понятных чувств, переживаний. А ведь описывается история обычной проститутки- девушки из "веселого квартала", как один бедняк потратил на нее все состояние и не может выкинуть ее из головы, хотя уже есть жена и ребенок. И он ссорится с женой, оставаясь глухим к ее просьбам.. очень печально.
“Да нет у нас никакого дома и вещей нет, все это - пустые слова, живи один, хочешь - иди по дороге удовольствий, хочешь - по другой какой, но ребенка у меня не проси, не отдам», - она переборола в себе чувство к мужу; в стенном шкафу нашарила небольшой платок, чтобы сделать узелок для вещей: «Заберу только детскую ночную одежонку - кимоно на легкой подкладке, фартучек да короткий поясок... ты высказал все, хотя пьян не был, значит, протрезвления не будет, не будет и сомнений... но подумай, как следует, о ребенке: дитя, взращенное и отцом, и матерью, даже в бедности богач... неужто не жалко тебе нашего бедного мальчика, который остается без отца? ах, тот, кто не привязан к собственному ребенку, - поистине с червоточиной в душе... ну, прощай!» - подхватив узелок с вещами, она вышла за порог, так и не услышав: «Вернись, вернись скорей».”

Excerpt From: Итиё, Хигути. “Мутный поток.” Гиперион, 2005. iBooks.