April 22nd, 2015

Фильм Территория: настоящий фильм про настоящих мужчин

Давно не видела такого кино. Вроде бы советское: в хорошем смысле. Можно сказать, производственная драма из жизни золотоискателей Арктики, но не скучная, а глубокая, с размышлениями о жизни, о деле. И с потрясающей красоты пейзажами сурового севера России. Страна великих возможностей - и невероятной красоты природы.
Режиссер Александр Мельник проделал титаническую работу по сбору разваленных поколениями перестроечных режиссеров обломков истории великой страны. «Территория» возвращается к заброшенному формату киноромана, это долгий, масштабный и дорогостоящий проект, утопичный не менее, чем воплощенные идеалы его героев. Фильм выглядит трехчасовым исполинским монументом советскому народу — той особой полулегендарной породе человека, которая поставила себе на службу природу, покорила самые суровые края необъятной страны и сделала возможными полеты в космос.

Съемочная группа провела месяцы в экспедициях: сначала уникальное горное плато Путорана в Красноярском крае, затем промерзлая Чукотка. От натурных съемок сбивается дыхание, это не голливудский CGI, когда на зеленый экран за актерами наложат на компьютере любой пейзаж. Первозданная красота диких и непокоренных мест гипнотизирует и бросает вызов, очищает разум и оставляет главное. Живописные натурные съемки — важный компонент фильма, позволяющий проникнуть в мысли героев и понять их поступки.
Читайте далее: http://www.irk.ru/afisha/reviews/20150421/territory/


"Отцы пустынны и жены непорочны, миллионеры и красотки - все они обречены. Их дело, их работа - самая лучшая обреченность".
"Когда я умру, после третьего инфаркта, хотелось бы подумать, что я не зря прожил на свете, что я сделал все, для чего был предназначен".
"«Хочу дожить до восьмидесяти. Посмотреть, чем все это кончится… Вторая техническая революция. Всеобщее забалдение. Квартиры, финская мебель, мечта жизни – машина. Приобретатели, по-моему, собрались захватить мир. И ну его к черту!
Я - предпоследний авантюрист. Одиночный философ. -- Почему предпоследний? -- Потому что надеюсь, что не последний."

"Если бы плотность населения в Москве была такая же, как плотность населения в куваевской "Территории", то в пределах Садового кольца проживали бы тридцать семь человек".

Романтики, скептики, влюбленные в свою профессию и до последнего приверженные в свою профессию -- вот каковы геологи "Территории".
вал красивейших натурных съемок. Горы и льды. Сопки и речки. Скалы и водопады. Зима и лето. Тайга и тундра. Земля и небо. Не Пандора, нет – все взаправду. Комары настоящие вокруг! Очень много съемок с воздуха, - с уникального беспилотника-квадракоптера.

вот геолог пишет: "Как нам относиться к их странной философии – «уважать тех, кто пахнет потом, жалеть тех, кто пахнет деньгами», проступки «искупать работой», а работать по принципу «делай или умри»? И в то же время мы чувствуем их ответный пристальный взгляд. Взгляд тех, кто «кто тяжелым трудом построил в послевоенные годы счастливую жизнь» (помните титры?). Как им быть с такими пижонами, как мы? Презрительно игнорировать – в ответ на нашу надменность и предательство их святынь. Или продолжать трудиться совместно с нами ради какой-то непонятной нам, но понятной им цели? А если мы поломаем себе ноги на каком-нибудь крутом повороте истории, предпочтут они бросить нас или будут тащить из последних сил? Спасать, загоняя насмерть любимых олешков, как старик Кьяе?"