July 28th, 2006

(no subject)

читаю Народную монархию Ивана Солоневича. Интересно. Взгляд несколько с другой стороны, несколько более объективный. Он не пишет: ох как плохо все было! (красная аристократия) или наоборот- ой как хорошо все было при царе! (белая аристократия) он смотрит объективно: народ жил бедно. Но все росло и развивалось - оптимальным для России способом, да при войнах оборонительных (в основном), да при нашем климате и условиях... При самодержавии было самоуправление. Царь - единственный, кто может быть НАД интересами, взглядами, борьбой и пр. Он единственный незаинтересованный, тот, кто реально может оценить нужность и правильность каждого отдельно взятого - института, учреждения, начинания...
слушайте, а может на самом деле - айда под царя московского?
проблема только в том, что нормальных Романовых не осталось. "Спасибо" бля большевикам...

тем более...

Беседуя с жителями Западной Европы – верующими и неверующими, – многократно ловил себя на мысли, что в них сохраняется внутренний надлом по отношению к собственной христианской традиции. С одной стороны, они расстались с нею навсегда, похоронив ее под пеплом революций и под ворохом рекламных проспектов церковного обновления. Но им до сих пор ее ностальгически жалко – ведь при ней было так уютно... Не случайно на старости лет или в моменты кризисов европейцы так любят поехать в древний монастырь – потосковать, послушать григорианскую мессу...

Другая духовная проблема Запада – его духовное одиночество. Оторвавшись от Восточной Римской империи, предав анафеме ее духовность, а затем низложив и разграбив Константинополь, Запад, если пользоваться любимой метафорой католиков, начал дышать одним легким. Попросту говоря, начал задыхаться, ослабляя организм застойными явлениями. Дальше – больше. Поработив все нации, кроме России и Китая, но ничего от них не почерпнув, "просвещенный мир" окончательно окреп в своей "самодостаточности", убедил себя в том, что он и только он является идеальной моделью для всех. Запад не слышит критики извне, а критика внутренняя становится все более шаблонной и зашоренной. Одиночество усугубляется...

http://www.religare.ru/analytics31349.htm

ржу нимагу

Один в общем-то неглупый и вполне образованный государственный деятель в начале девяностых рассуждал о религии так: "Вот у нас есть мусульманская церковь. Есть православная концессия. Ну и другие всякие"... Другой однажды с умным видом говорил о "небесном представительстве Богородицы". А больше всего меня изумил телерепортаж об освящении игуменом Иннокентием (Павловым) в 90-е годы студенческого общежития: "Здание окропил святой водой митрополит Московский освятитель Иннокентий". Хорошо хоть нимб не пририсовали...

Еще сюжет из жизни постперестроечного телевидения. Одна ведущая, любившая блеснуть эстетизмом и эрудицией, однажды так обратилась в эфире к митрополиту Питириму: "А сейчас я бы хотела, чтобы Владыко сказало нам что-нибудь о высоком".


Переводы православных богослужебных терминов и цитат на английский – вечная тема для нареканий и анекдотов. То переводят католическими терминами, то транслитерируют греческие слова (даже там, где есть хорошие английские аналоги), то поступают "от ветра главы своея". На обложке одного альбома хоровой музыки как-то прочел: "Dostoino Est’ (To Eat with Dignity)".

это тоже отец Всеволод Чаплин :-Р