Все ушли, а я останусь (mashutka_alfi) wrote,
Все ушли, а я останусь
mashutka_alfi

Category:

Брат Анатолия Пепеляева, Виктор - премьер правительства Колчака

Оригинал взят у mikhael_mark в Иеромонах Варлаам. Премьер правительства Колчака
В ЖЖ отца Варлаама (fater_varus) обнаружился крайне интересный материал о судьбе колчаковского премьер-министра Виктора Пепеляева. Спешу им поделиться. Оригинал здесь.


После окончания в 1908 году юридического факультета Томского университета Виктор Николаевич Пепеляев некоторое время служил помощником присяжного поверенного в Томском окружном суде. Однако эта работа его не удовлетворяла, и он сдал несколько дополнительных экзаменов за историко-филологический факультет того же вуза, что дало ему право заняться педагогической работой.

Педагог и общественник

Осенью 1909 года Пепеляев переехал в Бийск. Преподавал в женской и мужской гимназиях города естественную, всеобщую и русскую историю, физическую, всеобщую и русскую географию.

Женская гимназия размещалась в доме № 9 на улице Успенской (ныне Советская). После революции это здание пережило сильный пожар, в нем располагались школа второй ступени имени Луначарского, педучилище, физико-математический факультет Бийского учительского института, ныне — Алтайский государственный гуманитарно-педагогический университет имени В. М. Шукшина.

Мужская гимназия до 1912 года помещалась в деревянном двухэтажном доме на улице Торговой имени графа Л. Н. Толстого (именно так ее называли в 1910–1923 годы), принадлежавшем купцу Александру Осипову.

Директор мужской гимназии Петр Малешевский так характеризовал учащего (так тогда звали учителей) Пепеляева: «Прекрасно зная свой предмет, он сумел сразу поставить преподавание на должную высоту, излагая учащимся материал в виде живого рассказа, добавляя изложенные в учебнике сведения новыми, почерпнутыми из новейших серьезных источников».

Помимо преподавания в средних учебных заведениях Бийска Виктор Николаевич был еще и библиотекарем (это не было подработкой, педагогам платили прилично), активно сотрудничал с местной газетой «Алтай», выпустил книгу к юбилею отмены крепостного права, читал лекции на правовые темы для бийчан и жителей уезда, входил в состав уездного общества попечения о начальном образовании, Бийского отдела Общества изучения Сибири и улучшения ее быта, являлся активным членом партии кадетов.

Виктор Пепеляев также организовывал в городе регулярные театральные и музыкальные развлечения, провел ряд научных экскурсий в прителецкую тайгу. За три неполных года жизни в Бийске он стал едва ли не самой известной личностью в городе.

Депутат Госдумы

Летом 1912 года Виктор Николаевич стал кандидатом в IV Государственную Думу по Бийскому уезду Алтайского округа Томской губернии. Из 1602 избирателей за него проголосовало 1341, а 20 октября 1912 года на губернском избирательном собрании его избрали депутатом — тридцатью избирательными шарами против семи неизбирательных.

В Государственной Думе близко сошелся с лидерами фракции Павлом Милюковым, Владимиром Набоковым и Андреем Шингарёвым. О Викторе Пепеляеве заговорили как о человеке, «осторожном в решениях, но решительном в действиях». Он вошел в состав комитета по народному образованию и культуре, часто выступал с трибуны Думы.

С началом Первой мировой войны организовывал на фронте питательные отряды.

После Февральской революции Временное правительство командировало его в качестве комиссара в Кронштадт для восстановления там гражданской и военной власти, однако с этой задачей он не справился.

Летом 1917 года правый кадет, монархист Пепеляев стал добровольцем 8-го Сибирского мортирного дивизиона корниловских частей. После Октябрьского переворота — активным членом кадетской контрреволюционной организации — Национального центра.

В августе 1918 года вновь появился в Сибири, где проводил энергичную агитацию за установление единоличной диктатуры. За лето-осень объехал все крупные сибирские города, инструктируя кадетские партийные комитеты и подготовляя переворот в пользу адмирала Колчака.

После разгона Директории 18 ноября 1918 года Александр Колчак был объявлен Верховным правителем России. «Мы стали партией государственного переворота», — записал в те дни в дневнике Виктор Пепеляев.

В начале 1919 года он являлся членом Совета Верховного правителя («звездной палаты», по оценке товарища (заместителя) министра просвещения Георгия Гинса), затем возглавил в колчаковском правительстве департамент милиции и госохраны МВД. Это была довольно скромная должность для человека, приложившего так много усилий для приведения Колчака к влас­ти. Но спустя три месяца Пепеляев получил назначение на пост товарища министра внутренних дел. А через два с половиной месяца стал главой этого министерства, затем — председателем совета министров при адмирале Колчаке.

Во главе Совета Министров

Указ о его назначении был подписан Верховным правителем в Новониколаевске 23 ноября 1919 года. Менее двух месяцев, до 15 января 1920 года, Виктор Николаевич исполнял обязанности премьера. За это время претерпел изменения состав правительства. В частности, военным минис­тром стал генерал от артиллерии Михаил Ханжин. Накануне, 21 ноября, Колчак организовал Верховное совещание при Верховном правителе. Главной задачей нового органа была координация действий фронта и тыла. Но эта крупная реорганизация управления оказалась тоже и запоздалой, и неэффективной. Надежды на чисто военный успех не оправдались.

Возглавив совет министров, Виктор Николаевич мог контролировать диктатуру власти. Возможно, он не придавал значения постам, надеясь на быструю военную победу над большевиками, зная, что Колчак намеревался в этом случае передать бразды правления в руки гражданских лиц. Вот тогда, выйдя из тени, он мог бы претендовать на самые высокие посты в политическом руководстве Российской Республики.

Однако реальная ситуация к моменту назначения Пепеляева руководителем колчаковского правительства была катастрофической. Белое движение агонизировало. Кадровые перетряски, изменение формата управления уже не могли переломить негативных тенденций.

Александр Колчак в этих условиях не был способен решать сложнейшие вопросы управления громадными регионами, армией, отношений с союзниками. В итоге он стал постепенно ограничивать права совета министров, записанные в Положении о временном устройстве государственной власти в России. Например, нарушать пункт о том, что «все проекты законов и указов рассматриваются в Совете министров и, по одобрении их оным, поступают на утверждение Верховного правителя». Колчак же все чаще принимал и подписывал законоположения единолично.

Вместе до последнего дыхания

Тем не менее с первых дней приезда адмирала в Сибирь рядом с ним был Пепеляев. Это с его участием было составлено в ночь на 19 ноября 1918 года обращение «К населению России». В нем диктатор говорил: «Я не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности. Главной своей целью ставлю создание боеспособной армии, победу над большевизмом и установление законности и правопорядка, дабы народ мог беспрепятственно избрать себе образ правления, который он пожелает, и осуществить великие идеи свободы, ныне провозглашенные по всему миру». Колчак заявлял: «И конечно, я не буду стремиться к тому, чтобы снова вернуть эти тяжелые дни прошлого, чтобы реставрировать все то, что признано самим народом ненужным». И далее в обращении подчеркивалось: «Государства наших дней могут жить и развиваться только на прочном демократическом основании».

И все же, Ленин, например, называл диктатуру Верховного правителя «самой бешеной, хуже всякой царской». Действительно, правление Колчака оказалось хуже, но совсем в ином — оно было гораздо слабее царского. А от большевистских методов борьбы, которые зиждились на революционном насилии, этот режим отличался наличием крайностей — от полного бессилия до крайней жестокости.

До последних мгновений жизни Виктор Пепеляев и Александр Колчак были вместе. Их арестовали в Нижнеудинске, доставили в иркутскую тюрьму и расстреляли по постановлению иркутского военно-революционного комитета. Они были приговорены к высшей мере одним на двоих постановлением и одновременно упали под пулями одного ружейного залпа в ночь на 7 февраля 1920 года.

Причины трагедии Колчака и Пепеляева кроются прежде всего в участи всего белого движения, которое потерпело поражение всюду. Обвинения морского офицера Колчака в том, что он взялся не за свое дело — руководить действиями сухопутных сил, также несостоятельны. Во главе белого движения России стояли опытные генералы Краснов, Деникин, Врангель, Юденич, Семёнов, а результат получился тот же.

Многие современные исследователи считают, что победа белых собственными силами была попросту невозможна, потому что стихия разрушительной волны, поднятой в России большевиками, оказалась очень мощной.

Колчак, а вместе с ним и Пепеляев, совершили масштабную ошибку, когда попытались поставить армию вне политики, вплоть до законодательного запрещения участвовать в политической деятельности офицеров и солдат. И это в условиях, когда большевики ввели в армии институт комиссаров.

Причина победы большевиков крылась в том, что они предложили уставшей от войн и революций стране новые социальные идеи. И хотя их реализация предполагала разрушение, захват и распределение чужого, эти идеи оказались очень привлекательными, особенно для маргинальных слоев общества.


Tags: белая гвардия, гражданская война, люди, перепост
Subscribe

  • (no subject)

    Слушаю конференцию митрополита Антония Сурожского онлайн. Отец Иоанн Гуайта (итальянец по рождению, православный священник) рассказал, как он впервые…

  • (no subject)

    Сьездили с Илюхой в храм: исповедовался, причастился он. Слава Богу за все. Видимо из-за лета глухие не служат отдельно, в нижнем храме, а вместе со…

  • Мозаики в древней церкви Санта-Марии э Донато

    Церковь на Мурано древняя -7 века, Санта-Мария э Донато (Basilica di Santa Maria e Donato), но нынешний вид обрела в 11 веке . Но самое…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments