Все ушли, а я останусь (mashutka_alfi) wrote,
Все ушли, а я останусь
mashutka_alfi

Categories:

Джек Лондон на русско-японской войне

Джек Лондон - писатель, смелый золотоискатель, отчаянный бродяга-путешественник, великий плаватель по Южным морям, автор известных на весь мир очерков, романов и рассказов. Мало кто знает о Лондоне - военном корреспонденте Русско-японской войны.

За две недели до объявления военных действий в конце января 1904 года под патронажем концерна Хёрста прибыл Джек Лондон в Йокагаму. Далее были Токио-Кобе-Нагасаки-Модзи-Кокура-Симоносеки. Писатель мыкался по японским городам и весям, пытаясь отплыть в Корею, где стояли два русских военных корабля.
Джек торопился изо всех сил. Слышал, что хотя война еще не объявлена, но в нейтральном порту обложенные превосходящими силами японской эскадры заперты русские суда - крейсер "Варяг" и канонерка "Кореец". Японские военные патрули то и дело проверяли документы, задерживали, запрещали фотографировать, наконец, арестовали, отобрали у него камеру, но через день вернули. Добились того, что он опоздал на пароход в Корею, ему предстояло пересечь Японское море и обогнуть в непогоду Корейский полуостров.
9 февраля, когда Лондон на утлой джонке пробирался вдоль изобилующего непроходимыми рифами всклокоченного побережья Желтого моря к Чемульпо, японский флот в боевом строю внезапно атаковал Порт-Артур.

Лондону помешали стать свидетелем гибели Варяга и Корейца. Джек и сопровождавший его фотограф Данн две недели спустя снимали арену битвы. Он первым из иностранных корреспондентов вопреки запретам ближе всех проник к местам боев. Его профессиональное мужество и решимость отмечали все спецкоры. "Я не боюсь смерти, хотя люблю жизнь, - повторял он, - не боюсь болезни, не боюсь ранений, правда, не переношу боли".

Достигнув Чемульпо 16 февраля, он описал утесы “дикого и грустного побережья”. Роберт Данн писал о Джеке: “Я не узнал его. Он был физически разрушен. Его уши были отморожены; его пальцы были отморожены; его ноги были отморожены. Он сказал, что его не беспокоит его состояние, поскольку он наконец-то попал на фронт”.
Подготовка к путешествию на север, однако, тоже не обошлась без трудностей. Лондон приобрел слепую лошадь, а попытки Данна обменять свои 150 долларов на деньги Чосона приняли комический оборот. Прождав несколько часов своего переводчика, который должен был вернуться с валютой Чосон, его в итоге подвели к “горе монет высотой в три фута высотой и шестьдесят футов в диаметре”. Как описывает это Данн: “Мне потребовалось всего мгновение, чтобы понять, что я был гордым обладателем того, что было похоже на целый городской квартал реальных денег, достаточных, чтобы своим весом потопить корабль”.

Наконец, приобретя всю необходимую оснастку, одежду и лошадей, они отправились в Пхеньян, став единственными иностранными корреспондентами, решившимися совершить этот путь. По пути, им приходилось “сражаться” за место на дороге и места для сна с тысячами японских солдат. Как описывает Маккензи Джека Лондона: “Что бы ни происходило во время нашей поездки на север (а поездка оказалась довольно грубой), его открытое, откровенное лицо никогда не теряло своей улыбки. Ему пришлось научиться верховой езде, и через несколько дней у него появились натертости от седла”.

После девяти дней езды они достигли Пхеньяна и направились дальше на север, но вскоре по приказу японского правительства были остановлены, о чем Лондон написал, “не позволяя нам увидеть войну”. В то время как остальные повернули назад, Лондон попытался продвинуться дальше. “Это одна из многих команд, которую я не намерен выполнять. […] Если бы я подчинялся всем приказам, я бы по сей день был в Токио”. В итоге всех журналистов заставили вернуться в Сеул, отчасти из-за жалоб журналистов, которых все еще удерживали в Токио.
Военные эпизоды и оценки войны даются автором в основном с японской стороны. Лондон обратил внимание на хорошую оснащенность телефонной связью, дисциплинированность и выносливость японских солдат, на предусмотрительность и военную хитрость их командиров, тщательную организацию вооруженных сил: флота - по английскому образцу, армии - по немецкому. "Японцы, - делает заключение Джек Лондон, - сумели использовать все достижения Запада".

Через неделю Лондону и Маккензи было разрешено посетить Ыйчжу (провинция Пхенан-Пукто) вместе с другими корреспондентами, как раз к началу битвы между японской и русской армиями. Маккензи остался, чтобы освещать большую часть войны, в то время как Лондон, устав от японского вмешательства в репортажи о войне, оставил Чосон в июне.
Джек Лондон вернулся в США со своим чосонским поваром и переводчиком, Маненги, который работал у Лондона. Лондон в конечном итоге использовал ​​свои знания о Чосоне и записи Хендрика Амеля о его пребывании в Чосоне в 1650-х годах, чтобы написать рассказ о приключениях, происходящих во времена правления династии Чосон. История стала главой его книги Межзвёздный скиталец (Смирительная рубашка), раннего научно-фантастического романа и первого романа о Чосоне.

Смирительная рубашка - обалденный, кстати, роман, я помню, была потрясена, когда его прочитала. До сих пор помню, о чем он, хотя читала лет 20-25 назад.

Но меня поразило, что в США забыли о Джеке Лондоне! Вот его могила:
Tags: СМИ, США, война, журналистика, история, писатели
Subscribe

  • актуальное сегодня

    Хорошо обращаться с людьми так, как будто ты прощаешься с ними перед смертью. И тут не будет ошибки. Разве не все равно, что тебя отделяет от смерти…

  • (no subject)

    очень интересно. «Удовлетворенность от безотчетного отождествления себя со своей ролью в обществе, о которой говорил Чжоу Жудэн, — это только…

  • (no subject)

    Все-таки хотела написать, как мне неприятно читать все комментарии по поводу поступка Лидии Мониавы. Я старалась молчать, чтобы не разжигать это все…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment