Все ушли, а я останусь (mashutka_alfi) wrote,
Все ушли, а я останусь
mashutka_alfi

Category:

Авенир Ефимов и его жена Наталья

Верность и преданность- не так уж и часто встречаются эти качества в людях. Авенир Ефимов был верен жене, друзьям, Родине, своему воинскому долгу до самого конца, не взирая на все, что ему довелось пережить.
"В начале 1917 г. у супругов родился сын Георгий (Жоржик). В ию­ле 1917 г. Авенир приезжает в Одессу повидать семью - это была их последняя встреча перед долгой разлукой.

Во время Гражданской войны, когда Авенир прошел с Белой армией путь от своего родного Поволжья до берегов Тихого океана, связь между ними полностью прервалась. В течение пяти лет Наталия не знала, жив ли ее муж, - вплоть до первой его открытки из Влади­востока, которую она получила в июле 1922 г. В ответ она пишет ему обо всём, что было пережито с 1917 г., но письмо это Авенир получил лишь спустя 7 месяцев, 15 февраля 1923 г" уже находясь в беженском лагере Тун-да-ин (в других источниках встречается иная транскрипция: Ду(н)-да-ин) в г. Гирине (Китай). Наталия написала, что их сын умер в Одессе 14 сентября 1918 г. «ОТ дизентерии и воспаления мозга». В январе 1919 г. скончался от тифа и ее отец. После установления советской власти семью Гусевых выгнали из их квартиры, отобрали имущество, и они жили впятером в одной комнате. «Сидеть без хлеба на похлёбке, жить в комнате при температуре ниже нуля - всё это уже не страшно», - писала она мужу. По «официальной» версии для большевистских властей Наталия Степановна считалась вдовой офице­ра, якобы погибшего во время войны. После смерти сына она много работала: «служила секретарем в конторе» и давала уроки.
Получив первое письмо от жены в феврале 1923 г Авенир через своих знакомых в Харбине, С. М. Горчаковского и доктора В. П. Да­нилова отправляет ей деньги, а также посылки с мукой и другими продуктами (через Харбинский общественный комитет помощи голо­дающим в России). Через них же он вёл переписку с Наталией вплоть до своего отьезда в Америку летом 1923 г.
В июне 1923 г. Авенир уезжает из Гирина в Шанхай, где, заручив­ шись рекомендациями ген. Дитерихса и Союза служивших в Российских армии и флоте, получает в американском консульстве визу на въезд в Соединенные Штаты. 17 августа на пароходе «Президент Джексон» он отправляется из Шанхая в Иокогаму и затем в Америку. Вместе с ним на пароходе следовали полковник Б. Э. фон Вах с супругой Зоей Евгеньевной и поручик Б. К. Шебеко. Они прибыли в г. Сиэтл 1 сентября 1923 г., а 4 сентября - в Сан-Франциско, где их встретил генерал Молчанов, приехавший туда на месяц раньше.
В первые месяцы на американском континенте Авенир Геннадьевич жил в г. Беркли близ Сан-Франциско (из его знакомых первым в этом городе поселился летом 1923 г. ген. Н. П. Сахаров, затем ген. Мол­чанов). Вместе со своими бывшими соратниками он зарабатывает на жизнь физическим трудом - устраивается грузчиком, затем уборщиком
железнодорожных вагонов. Он строит планы воссоединения с женой, обращается в пароходную компщшю «Кунард Лайн» (Cunard Line) и покупает для Наталии шифс-карту (билет на пароход, действовавший в течение года).
Однако Наталия Степановна в течение нескольких месяцев не могла получить заграничный паспорт и разрешение на выезд из Со­ ветской России. Когда после долгих мытарств документы были по­ лучены (по свидетельству сына, с помощью взяток), оказалось, что в 1924 r. в США вступил в силу новый иммиграционный закон (Закон Джонсона-Рида), который устанавливал жесткое ограничение (квоту) на въезд иммигрантов.
Поскольку в то время не существовало особых препятствий для въезда советских граждан в Мексику, Наталия Степановна решает ехать туда, чтобы встретиться с мужем и затем попытаться перебраться из Мексики в Америку. Летом 1924 r. он посылает ей короткую теле­ грамму: "Start Mexico", после чего Наталия отправляется в путь. Она покинула Россию в начале сентября, а 16 сентября 1924 г. на борту парохода «Эдам>} отбыла из Роттердама в направлении мексиканского порта Веракрус (Veracruz). В Мексике состоялась долгожданная встреча Наталии и Авенира, не видевшихся 7 лет...
В соответствии с новым иммиграционным законом Наталия должна была ждать выдачи американской визы, а Авенир, как недавний имми­ грант, не имел права надолго уезжать из Америки. Поэтому они посе­лились в двух соседних приграничных городах: она - в мексиканском городе Хуарес (Ciudad Juarez), он - в американском Эль-Пасо (штат Техас), разделенных пограничной рекой Рио-Гранде. Авенир устроился работать уборщиком железнодорожных вагонов и почти каждый день навещал жену, поскольку мог беспрепятственно пересекать границу. Наталия работала швеёй на фабрике, со временем научилась неплохо говорить по-испански. Кроме Ефимовых, в Хуаресе жила всего одна русская семья, Гаценко, и эмигранты старались поддерживать друг дру­ га. Хранили православную веру, отмечали Рождество и Пасху. Наталия писала знакомой в 1925 r.: «Авенир сделал мне уголочек, из стакана смастерил лампадку, и теперь у меня горит лампадочка, по-русски».
В феврале 1928 г. у Ефимовых родился сын Алексей, роды при­ нимала в их маленькой квартирке акушерка-мексиканка... Поскольку Православной церкви нигде поблизости не было, крестины пришлось отложить до будущего переезда в Сан-Франциско, где уже сложилась большая «русская колония».
Как писал Авенир Геннадьевич из Мексики своему другу ген. Мол­чанову, его семье пришлось испытать «удовольствия их бесчисленных революций». В письме от 1О марта 1929 г. он красочно описал один из таких эпизодов, когда во время очередного военного мятежа в Хуаресе ему пришлось устраивать в квартире заслоны от шальных пуль."
Tags: Россия, гражданская война, история, книги, люди, мемуары
Subscribe

  • актуальное сегодня

    Хорошо обращаться с людьми так, как будто ты прощаешься с ними перед смертью. И тут не будет ошибки. Разве не все равно, что тебя отделяет от смерти…

  • (no subject)

    очень интересно. «Удовлетворенность от безотчетного отождествления себя со своей ролью в обществе, о которой говорил Чжоу Жудэн, — это только…

  • (no subject)

    Все-таки хотела написать, как мне неприятно читать все комментарии по поводу поступка Лидии Мониавы. Я старалась молчать, чтобы не разжигать это все…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments